Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Вирш на понедельник vol.248



Как два согну́тые кинжала,
Вонзились в небо тополя,
И, как усопшая, лежала
Кругом широкая земля.
Брошен в сумрак и тоску,
Белый дворец стоит одинок.
И вот к золотому спуска песку,
Шумя, пристает одинокий челнок.
И дева пройдет при встрече,
Объемлема власами своими,
И руки положит на плечи,
И, смеясь, произносится имя.
И она его для нежного досуга
Уводит, в багряный одетого руб,
А утром скатывает в море подруга
Его счастливый заколотый труп.

Велимир Хлебников

Чтобы помнили

Те, кто не помнит прошлого, обречены на его повторение
Карл фон Клаузевиц



На днях в ЖЖ один героический борец клавиатурой с Путиным язвительно выступил по поводу движухи за восстановление памятника Дзержинскому на Лубянке. Вы на нём, мол, высеките тогда и остальных палачей ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ…
Стереть, дескать, с лица земли кровавую тварь!

А я вот представил себе…
Живет, например, великий фараон. Рамзес-хуес. Правит. Как водится спокон веку, притесняет и тиранит многострадальный народ египетский. Помирает потом. И возводят ему для упокоения пирамиду – великую, как он сам. Всё чин-чинарём.
Проходит век-другой, сменяются династии. Поднимают в архивах старые папирусы… И в египетском обществе просыпается гражданское самосознание: как же так?! – деспот и убивец, жирел на народных слезах, на костях лучших сынов египетских танцевал… Снести, нафиг, пирамиду – чтоб и следов не было!
И остается там пустыня. И бюджет Арабской Республики Египет лишается великих туристических тыщ-мильонов, а историки с археологами – увлекательных поучительных занятий, и шарлатаны-мистики – нескончаемых гипотез-теорий-споров…
Collapse )

Вирш на понедельник vol.242



Среди гостей, в одной рубашке
Стоял задумчиво Петров
Молчали гости. Над камином
Железный градусник висел
Молчали гости. Над камином
Висел охотничий рожок.
Петров стоял. Часы стучали
Трещал в камине огонек.
И гости мрачные молчали.
Петров стоял. Трещал камин.
Часы показывали восемь.
Железный градусник сверкал
Среди гостей, в одной рубашке
Петров задумчиво стоял
Молчали гости. Над камином
Рожок охотничий висел.
Часы таинственно молчали.
Плясал в камине огонек
Петров задумчиво садился
На табуретку. Вдруг звонок
В прихожей бешено залился,
И щелкнул англицкий замок.
Петров вскочил, и гости тоже
Рожок охотничий трубит
Петров кричит: «О Боже, Боже!»
И на пол падает убит.
И гости мечутся и плачат
Железный градусник трясут
Через Петрова с криком скачат
И в двери страшный гроб несут.
И в гроб закупорив Петрова
Уходят с криками: «готово».

Даниил Хармс
«Вариации»

Дрессированное Время

Жить! Гореть и не угасать,
Жить, а не существовать!
Но, однако, уж светает...
Илья Резник




Утра бывают кислые и сладкие.

В сладкое тебя переполняет жизнь – чувствуешь бодрость, ощущаешь радость, помнишь смысл. Время светло, легко и стремительно, чтобы ты успел обежать весь мир!
В кислое ты пуст как сдутый шарик – глаз не открыть, руки не поднять, мысль не зацепить. Серая туча Времени неподъемной массой вдавливает в кровать…

Время определяет вкус бытия.

С вечера не угадать, какое у Него настроение будет утром. Нет – увы! – такой специальной кнопки…
Хотя, конечно, если крепко выпить – предсказать Его поведение можно с высокой степенью вероятности. Или, допустим, хорошенько поработать на сон грядущий – Оно назавтра более покладисто…
Беда в том, что такие маргинальные действия редки. Возвращаясь после в обыденное существование не замечаешь, что хоть чуть приручил Время…

У меня, впрочем, есть подозрение…
Collapse )

Путевая заметка

Что вдруг со мною стало?
Что в даль меня позвало?
Юрий Лоза



Я не большой охотник выходить из дому.
У меня тут всё есть: библиотека, интернет, холодильник с пивом, коты… Вид из окна не так и плох. Телефон периодически звонит, а когда надо – молчит…
Чего тебе еще, дурашка?

Но вот поди ж ты! – взял, и поехал в Крым.

Я не любитель передвижений на автомобиле.
Мне бы самолетик. Поезда люблю… Короче говоря, предпочитаю способы, при которых можно заниматься своими делами – и в то же время двигаться вперед. Да побыстрее…
Когда уже, сука, изобретут телепортацию?

И надо же! – сел в машину.

Мы елозили вдали от родных пенатов почти две недели. Намотали на колеса тыщи километров. Покрывались пылью и славой, прорывали границы, коллекционировали моря – расширяли познанный мир…
А сказать хочу о другом.
Collapse )

Путешествие. Окончание


ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Он стоял на парапете кинотеатра, прямо над входом в клуб, и обкуривал ночь. Ночь возмущалась – набухала предосенней сыростью, шибала резким, совсем осенним ветерком. Листва каштанов, отгораживающих проспект, укоризненно перешептывалась.

Он всего этого не замечал.
Он наблюдал.

Внизу шла движуха. По площадке тусовался народ. Позиция на парапете оказалась замечательна тем, что у девушек, направляющихся от стоянки такси к клубу, сперва в поле зрения появляются из-под каштановой завесы – ноги. Их можно не спеша оценить… Потом выплывает все остальное – и тоже подвергается неторопливому досмотру…
Такой вот любопытный ракурс.
За время жизни сигареты он сделал вывод, что из всех появившихся ног примерно треть достойны внимания. А из достойных внимания ног – примерно опять же треть обладает соответствующим верхом. Итого – как нетрудно подсчиталось, – «репрезентативная» выборка показала наличие всего лишь около 10% достойных внимания девчонок в этом мире.
Или в этой стране.
Или в этом городе.
Или…
Collapse )

Путешествие. Продолжение

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Я ушла.

Она проснулась и, лежа в постели, рассматривая светотени на потолке, пыталась разобрать и выстроить скачущее внутри.
Не получалось – слишком калейдоскопично скакали воспоминания. И не то чтобы так уж много их лезло в голову, но очень живые, верткие – не ухватить.
Оставалось то, что оформилось еще вчера… Зрело раньше, давно – а сформулировалось почему-то вчера… Облегчение и опустошение.
Только вчера было больше облегчения. А сегодня – почти сплошное опустошение…

Как все было?
«Я уезжаю». – «Куда?» – «В командировку». – «Надолго?» – «Да». – «А-а…»

Но он все понял.
Или нет?
Да нет – понял. Этот его специальный взгляд. Редкий для него.
Вглубь…
Collapse )

В стога!

…Когда в купаловскую ночь
Две пары ног торчат из стога…
вокально-инструментальный ансамбль «Ляпис Трубецкой»



После захода солнца наступила ОНА – Ночь на Ивана Купалу…

Праздник языческий и – для меня – чудесный. Потому что с юности приносил романтические приключения в разных прибрежьях моей Необъятной Родины.

* * *

Начнем с того, что в ночь на седьмого июля я потерял мальчишественность.
Collapse )

Гамбургский счет

Математику уже затем учить надо, что она ум в порядок приводит
Михаил Ломоносов



Задумаемся о магии цифр…
Вот например: 8 марта – это же 23 февраля по старому стилю!
Или наоборот?

Ладно…
Сейчас не об этом.

* * *

Со младых ногтей мой папа холодными руками, горячим сердцем и жгучим примером учил: для счастья, и вообще смысла, необходимы наглядные свидетельства прожитой жизни.

Collapse )

Голый в гостях (продолжение)



…Он не глядя протянул руку направо от входа – и получил три рукопожатия: братья наши меньшие – дежурные банных подразделений в форменных синих робах и скрипящих калошах как всегда чинно восседали на постовой лавочке, кивая лысинами, ведя бесконечную монотонную беседу. Глаза сонные, как у лягушек.
Смешно: роб было два комплекта на троих, поэтому только Колюня был полностью обмундирован, Васильич же с Петей делили форму по братски: одному штаны, другому рубаха.
Над головами их серел намертво приклеенный к венозному кафелю обрывок бумаги. Оставшийся текст гласил: «…ответственности не несут».

Повернул налево – «его» шкафчик номер 2 был, разумеется, свободен, а на лавке перед ним, естественно, лежал с раскинутыми руками Патриарх.
Collapse )