Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Вирш на понедельник (и еще пару дней) vol.262



Первый раз народился он травником, да таким, что к нему приходили лечиться из-за реки.
Бедняки приходили, и те, кто скопил добра.
Он лечил хорошо, даже плату почти не брал. Разве только по мелочи: яблоки или мёд. Говорил, что не надо, чего вы, мне лес даёт. Попрошу только лес: здравствуй, дедушка, выручай, и в корзинке уже кровохлёбка и иван-чай. А подарок оставишь для леса — тогда вообще: столько дива проявится, столько чудных вещей.
Иногда возвращался усталым, ничком в кровать. Очень травника дети любили — не оторвать.
А мечтал об одном постоянно, из года в год — посмотреть, как на праздники папоротник цветёт.
До могилы осваивал травное ремесло, а когда он загнулся, то плакало всё село.
Вспоминали тепло, пили водочку под грибы. В мире мало блаженных и светлых, но он им был.

Вот на этом бы месте и кончилась сказка, но
во второй раз родился шаманом и колдуном. За подкладкой носил обереги от всяких бед. С мертвецами, бывало, водился, но не робел.
А его опасались: и порчу он мог, и сглаз. Даже летом хотели избушку спалить дотла. Но не стали, герои повывелись, дурней нет, только «сдохни, колдун» нацарапали на стене да ещё, от бессилья поди, отравили пса. Кто-то видел — колдун нагишом на горе плясал. Как дремучий отшельник, чужак, отселился в скит. Изучал позабытые древние языки. Если в бубен стучал на заре — начинался дождь. Когда умер проклятый — неделю стоял гудёж. А кузнец проболтался, задира и бузотёр, что колдун искал счастья, где папоротник цветёт.

Вот на этом моменте закончился бы рассказ, но рассказ не закончился, значит, был третий раз.
В третий раз по вселенскому промыслу и уму получился очкастый ботаник, учёный муж. Под мостами кипела свинцовым огнём Нева. Город плыл и гудел, волновался и волновал. Но, когда ускользала реальность из цепких рук, то с учёным боролся мечтатель: а вдруг, ну вдруг, хотя степень, костюмчик с легендой слегка вразрез, я в купальскую ночь без оглядки отправлюсь в лес. Прочешу его вдоль, поперёк, целиком, зато я в конце, замерев от восторга, найду цветок.
Возвращался ботаник к работе, мусоля день. Про крамольные мысли не вызнал никто нигде, потому что в научных лекториях, господа, на подобные темы не принято рассуждать.
Когда умер учёный, грустила его жена. И коллега Олег Синяков написал в журнал: катастрофа, потеря, талантище, молоток.

А на небе сидит человек, человеку ок.
Человеку крылато, и солнце в руках, и мёд, а всё хочет увидеть, как папоротник цветёт.
Заиюнело. Пой же, Купала, комар — звени. Два излюбленных шага у неба: вперёд и вниз.

Резная Свирель

Дрессированное Время

Жить! Гореть и не угасать,
Жить, а не существовать!
Но, однако, уж светает...
Илья Резник




Утра бывают кислые и сладкие.

В сладкое тебя переполняет жизнь – чувствуешь бодрость, ощущаешь радость, помнишь смысл. Время светло, легко и стремительно, чтобы ты успел обежать весь мир!
В кислое ты пуст как сдутый шарик – глаз не открыть, руки не поднять, мысль не зацепить. Серая туча Времени неподъемной массой вдавливает в кровать…

Время определяет вкус бытия.

С вечера не угадать, какое у Него настроение будет утром. Нет – увы! – такой специальной кнопки…
Хотя, конечно, если крепко выпить – предсказать Его поведение можно с высокой степенью вероятности. Или, допустим, хорошенько поработать на сон грядущий – Оно назавтра более покладисто…
Беда в том, что такие маргинальные действия редки. Возвращаясь после в обыденное существование не замечаешь, что хоть чуть приручил Время…

У меня, впрочем, есть подозрение…
Collapse )

В стога!

…Когда в купаловскую ночь
Две пары ног торчат из стога…
вокально-инструментальный ансамбль «Ляпис Трубецкой»



После захода солнца наступила ОНА – Ночь на Ивана Купалу…

Праздник языческий и – для меня – чудесный. Потому что с юности приносил романтические приключения в разных прибрежьях моей Необъятной Родины.

* * *

Начнем с того, что в ночь на седьмого июля я потерял мальчишественность.
Collapse )

Вирш на понедельник vol.185



А иногда отец мне говорил,
что видит про утиную охоту
сны с продолженьем: лодка и двустволка.
И озеро, где каждый островок
ему знаком. Он говорил: не видел
я озера такого наяву
прозрачного, какая там охота!
Представь себе… А впрочем, что ты знаешь
про наши про охотничьи дела!

Скучая, я вставал из-за стола
и шел читать какого-нибудь Кафку,
жалеть себя и сочинять стихи
под Бродского, о том, что человек,
конечно, одиночество в квадрате,
нет, в кубе. Или нехотя звонил
замужней дуре, любящей стихи
под Бродского, а заодно меня —
какой-то экзотической любовью.

Прощай, любовь! Прошло десятилетье.
Ты подурнела, я похорошел,
и снов моих ты больше не хозяйка.
Я за отца досматриваю сны:
прозрачным этим озером блуждаю
на лодочке дюралевой с двустволкой,
любовно огибаю камыши,
чучела расставляю, маскируюсь
и жду, и не промахиваюсь, точно
стреляю, что сомнительно для сна.
Что, повторюсь, сомнительно для сна,
но это только сон и не иначе,
я понимаю это до конца.
И всякий раз, не повстречав отца,
я просыпаюсь, оттого что плачу.

Борис Рыжий

Вирш на понедельник vol.166



Я представлял тебя принцессой грез,
но в этом представленьи зыбком
имелся чуть заметный перекос —
так пробегает по губам улыбка.

Все совершенство — выжимка из книг,
туманы, звезды, розы и кораллы,
вновь стушевалось, вместо них возник
манящий завиток ушной спирали.

И точно низвержение в Мальстрем
по кромке пенной в центр водоворота,
я падаю, и пофигу совсем
то, что любимо большинством народа.

Мир ясных глаз и лебединых шей
я променял на рай твоих ушей.

antimeridiem

Маски (окончание)



Собственно, на этом историю можно считать, в общем, законченной.
Право слово, невесело описывать молчаливое возвращение наших «героев» на дачу, молчаливое распитие без закуски бутылки водки, молчаливое укладывание спать…
Ни гласа, как говорится, ни воздыхания.

Светлое, правда, было пятно.
Collapse )

Маски (начало)

На свете былей непочатый край,
Ничем не замечательных – тем боле.
Не лез бы я и с этой…
Борис Пастернак
«Спекторский»


Сегодня с утра вдруг (или наконец?) запахло во дворе весной.
Это меня так рано и разбудило. А с недосыпу я – чистая сомнамбула: глаза остановившиеся, маньячные (проверял в зеркале), в движениях несообразность, мозг медленный и вообще странный. Мир чудится мне, а повседневный, привычный, с проверенными цветами и движениями – будто ширма, да не слишком искусная, за которой прячется этот чудящийся настоящий.

Так и сегодня: ванну налил зело горячую, кофе убежал, вентилятор в компьютере загудел с подвыванием, как живой. Долго разыскивал сигареты по всему дому, начал почти приходить в отчаяние – и тогда пачка, сжалившись, материализовалась прямо посреди стола.
И я понял – пора.

Collapse )

Магия цифр

Вы знаете, в чем проблема этого мира? Все хотят как по волшебству решить свои проблемы, но при этом отказываются верить в магию
Льюис Кэрролл



Живешь себе такой, думаешь среднестатистические 5% времени бодрствования.
Всё ничего.
Но иногда – 5% от тех среднестатистических пяти процентов – накрывает арифметикой. Аж мурашки до копчика...

Взять время.
Я открываю дневник, механически вписываю 17.04.19...
Collapse )

Интеллект бессилен против прухи

Маленькая рыбка,
Жареный карась,
Где твоя улыбка,
Что была вчерась?
Николай Олейников



Жил-был один карасик. Милипиздрический, но бодрый.
Однажды, прекрасным солнечным июнем, один мой друг...
...назовем его, например, Дима – потому что так его на самом деле и зовут...
...карасика поймал.
Схватил – и заточил в большую железную бочку.
Карасик бодро тыкался в стенки, плескал хвостом и аппетит ни к черту. Небо с овчинку...
Collapse )

О безответственности

Кто помазан на царство, не имеет права добровольно сложить с себя корону – никогда и ни при каких обстоятельствах, ибо это равнозначно предательству задач, возложенных на него свыше
Даниил Андреев
«Роза Мира»



В понедельник завсегда много хлопот.

Разогнать хмарь и дурь в теле и голове после яростных выходных на Лепельских озерах.
Хорошенько отласкать соскучившуюся кошку.
Collapse )