Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Цитатка на викэнд vol.254



Барышня в разговоре не должна упоминать про чёрта, акушерок, любовников, курительный табак, кислую капусту, грибы, редьку, колбасу, хвост, нижнее белье, желудочно-кишечные заболевания, свиней, пиво, лысины, новорожденных детей, крыс и тараканов.
Смех и слёзы воспитанной барышни должны быть красивы и изящны. Смех должен быть не громкий, но рассыпчатый. При плаче можно уронить не более трёх-четырех слезинок и наблюдать, чтобы не испортить цвет лица.
Ложиться спать воспитанной барышне следует около часа ночи. В постели – перелистывать французский роман. Засыпая, ни о чём грустном, неприятном и тяжёлом не думать, в особенности об убийцах, нищих, мышах, пауках, привидениях, сиротах, страшных болезнях и пожарах.
Барышне следует помнить, что спокойная совесть – лучшее средство для спокойного сна. Видеть непристойные сны – совершенно неприлично воспитанной барышне. В подобном случае ей следует (отнюдь не увлекаясь любопытством посмотреть, что будет дальше!) немедленно проснуться и повернуться на другой бок

«Правила светской жизни и этикета. Хороший тон. Сборник советов и наставлений». 1896 год

Вирш на воскресенье vol.197



Товарищ, что ж тебе неймётся?
Оставь нытьё! Цени момент,
как сладко нам сейчас живётся
в эпоху довоенных лет.

Мы вспомним всё на поле боя
в окопах ядерной зимы:
как были молоды с тобою,
и как наивны были мы.

Как мы страдали поминутно
от не пойми каких забот.
Как нам казался очень трудным
какой-нибудь двадцатый год.

Мы будем вспоминать со смехом
про мотивацию и стресс,
про тренинг «как достичь успеха»
и о проблеме сбросить вес.

Как беззаботны, словно дети,
в тот милый бесконечный век
мы жаловались в интернете,
на незачисленный кэшбэк.

Как слали фоточки, летая
на отдых в теплые края.
Как шли посылки из Китая,
с которым были мы друзья.

Как ели сыр, курили вайпы,
как ссорились, где строить храм.
меняли Вайберы и Скайпы
на Тиндер или Телеграм,

Вода из пластиковой тары —
примета эры золотой...
И Путин был совсем не старый
и весь лучился добротой.

Леонид Каганов

Странное происшествие

Не ищи в словах моих утверждения: я не учить хочу, а рассказывать
Максим Горький
«Исповедь»



Надвигалась мирная полночь...
(Хм. Неплохое начало, надо будет кому-нибудь предложить.)

...Фонари за окном убаюкивали. Нагулявшийся день зевал, вытягиваясь в кроватке. Я, сладко пообедавши, взгромоздил ноги на стол, отхлебнул пивка, затянулся сигареткой. Задумался о вечном...

Под окном что-то происходило. Машинная какая-то возня.
Взрёвывал и затихал двигатель.

Я рухнул с эмпиреев и выглянул во двор.

Collapse )

Вирш на понедельник vol.156



Он любил три вещи на свете:
За вечерней пенье, белых павлинов
И стертые карты Америки.
Не любил, когда плачут дети,
Не любил чая с малиной
И женской истерики.
...А я была его женой

Анна Ахматова

Выбирай - не хочу

Я порой беседую с детьми о жизни, а они смотрят поверх моей головы, на стену, по которой ползёт воображаемый спайдермен
Хума Кавула



Детство моего поколения было счастливым вдвойне.
Во-первых, оно само по себе золотое – потому что детство. А во-вторых, аскетичный выбор внешних раздражителей – три программы по ч/б телевизору, и на этом всё – имел два следствия:
1. Жизнь проходила на свежем воздухе; спорт и игры в реале закаляли и развивали; живое общение с девочками будоражило кровь и открывало глаза на межполовые особенности – что, безусловно, облегчило последующую взрослую жизнь.
2. Был заложен мощный культурный фундамент – как бы парадоксально это ни звучало: труднодоступность книг, музыки и фильмов заставляла знакомиться с классикой, казавшейся тогда тягомотной нудятиной; будь выбор, ребенок начихал бы на Толстого с Бетховеном в пользу ужастиков с попсой – и принужден был бы в зрелых летах, как нонешние, или оставаться неучем, или, в редких лучших случаях, хлопотливо наверстывать.

На ум приходит христианская система постов: ограничения очищают, оздоравливая и обучая получать радость от жизни. Ведь вот разве встречали бы мы с таким восторгом весну, не вытерпев долгую муторную зиму?

* * *

Эх...
Слаб человечек. Как его ни воспитывай – всё равно хочет жить хорошо. Ни хмурое лицо, ни ремень не помогают...

Знаете, я, например, с искренним интересом разглядываю прорывающиеся сквозь информационный занавес узкие глаза северных корейцев (как правило, лучистые). Собираю крошки, слушаю отзвук происходящих там событий...
И думаю.
Вот если бы можно было отфильтровать тамошнее насилие – представим на секунду, а чо? – им, ей богу, можно было бы даже позавидовать...

Героическое вчера.
Уверенное сегодня.
Ясное завтра.
Ты одет, накормлен, занят – как в армии. Или на зоне.

Или – в моем детстве.

Вирш на понедельник vol.41



Меня укусила акула, когда я стоял в океане,
Но я оставался спокоен – терпел, но закончил работу.
Потом прибежали ребята, и эта акула узнала,
Что значат румяные парни из третьей ремонтной бригады.
Аквалангисты – это хорошо!
И взрослые знают, и дети – мы радость творим на планете.
Аквалангисты – это не игра!
Сиреневым пламенем дышат большие кирпичные домны,
Противник на нашу погибель готовит подводные лодки.
Но мы тоже люди не промах – мы прячемся в черные дыры.
У нас есть ТАКИЕ приборы... Но мы вам о них не расскажем.
Аквалангисты – это не игра!
И взрослые знают, и дети – мы радость творим на планете.
Аквалангисты – это хорошо!
Когда мы выходим на берег, то девочки радостно стонут,
И мы начинаем рассказы про разные трудности моря.
Но хватит! Завыла сирена. И мы быстро прыгаем в воду –
Мы жить не привыкли на суше, мы любим нырять и купаться.
Аквалангисты – это не игра!
И взрослые знают, и дети – мы радость творим на планете.
Аквалангисты – это хорошо!

вокально-инструментальный ансамбль «Манго-Манго»
«Аквалангисты»

Марш зюблика

Всё проебать – и улыбаться!
кабаре-бэнд «Серебряная свадьба»

Zyublik.jpg

Осень наступает.
Лес внешне изменился мало, но – втрое меньше грибов.
(Дык ведь, получается, теперь каждый гриб – втрое ценнее!)
.
Иду сегодня уже восвояси. Шестьдесят с копейками груздей (литров восемь) и – шесть подберезовиков. Таких – не акселератов...
Иду и думаю: блин! Ни туды, ни сюды. Грузди – теще на обработку, а себе – и на жарёнку-то не хватает...
До дороги уже метров сорок, шансы, по сегодняшнему урожаю, мизэрны...
Мшистая полянка. Береза в центре, вокруг мелкий ельник. Груздь под ногой. Ага...
Сажусь, щупаю-глажу его, а сам – по детским заветам: одну ягодку беру, на другую смотрю, третью при...
Второй груздь. Побольше.
Я к нему, глажу...
Оп – подберезовик.
Ага...
Я к нему...
Второй подберезовик! Большой!
Я к не...
Уау.
Не, не так: УАУ!!!
.
...В принципе, в каждой моей охоте среди добычи есть Он. Грибной Царь. Почти без исключений. Даже когда уже не веришь...
.
Подосиновик. Огромный.
Ну, блин – Огромный!
Уау!!!
.
Я, как волк, сужая круги, подкрадывался к нему. Я оттягивал этот восхитительный момент – и был, походу, вознагражден еще парочкой груздей...
.
Да.
Все в порядке.
Жарёнка вышла на славу.
Теперь главное – не обосраться.
.
Песенка вам –

О нравах

Столичные тунеядцы, которые любят только выведывать
новости, а затем выкладывать и рассказывать их другим,
но отнюдь не стремятся сами совершать такие деяния и
подвиги, о которых рассказывали бы и писали другие
Мигель де Сервантес Сааведра
«Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский»




Был у меня товарищ. Назовем его Вова (потому что так его на самом деле и зовут).
Веселый был чудак и резкий.

Как-то в Крыму мы отлеживали гудящие спины и почесывали ввалившиеся бока после студенческого строительного отряда – и познакомились с ленинградскими студентками.

А может, они уже петербуржские были?
Неважно.

Ну, чо – как водится: садились на кочергу, гасили небо…

И так подружились, что приехали они потом к нам в гости из северной столицы в белорусскую.
А через время и мы нанесли тяжелый ответный визит.

Встречались мы так душевно, что Вова женился.
Сначала просто – письма слал, ездил к ней на Новый год и остальные выходные. А потом и по-настоящему.

По этому поводу учиться он бросил, забрал ненаглядную из колыбели революции и очага культуры, да увез в полесскую глубинку, где родовое гнездо и ясные очи свекрови.

На этом присказку заканчиваю.
Перехожу к сути.



Умыкнул, значит, Вова барышню из цивилизации – и давай детей строгать.
Одного за одним.
Жена-конвейер: носит, рожает, кормит, носит, рожает, кормит…

А вокруг провинциальная жизнь щеголяет: серо, узко, тихо и вечером выйти можно только замуж.

У Вовы друг детства был – тоже с женой и весь в детях.
На этой почве он стал лучшим другом.

Гости-пьянки, совместные какие-то делишки, гаражи опять же по соседству.
И супруги, как водится, сошлись на дето-родо-болезне-воспитательных вопросах. К тому же, внезапно: одна по происхождению из Ленинградской области, а вторая – цельная, в прошлом, москвичка!
Бог послал, как говорится.

Так и шло, не предвещая.

Вы спросите – а должно было?
Ничего не скажу, потому что пора.
Кульминация.



Однажды Вова с другом были в длинном отъезде – шабашили на северах.
А когда вернулись к пенатам, натурально, обомлели.

Жены их, оказывается, давно любили друг дружку.
В отсутствие же грубых мужиков стало ясно: жить друг без дружки нельзя, и обстоятельства благоприятствуют.
Поэтому они собрали в охапку всех детей и уехали в Германию навсегда.

Ребятишки, конечно, удивились.
Очень сильно.
И – так как Вова, я писал уже, был резкий – поехали в неметчину воевать.

Но – вырвавшиеся лесбиянки оказались закалки не провинциальной: сдали отставных мужей в полицию. После чего не солоно, да и не похлебавшие рогоносцы (если, конечно, в таких случаях вырастают рога, а не, скажем, ангельские крылышки) были депортированы с запретом на пять лет.



Собственно, на этом всё.
Почти.
Потому что композиция требует заключения.



Мать Вовы от всех переживаний померла.
А отец наоборот – через месяц после женился.
Да и Вова – я писал уже, чудак веселый – через годик сочетался браком. Одноклассница, огороды через плетень, с тремя детьми.
И – тут же заделал ей четвертого!



Остается выяснить – зачем я все это написал и вообще вспомнил?

Да вот – задумался тут о тусовочной столичной жизни.
Клубы там…
Вообще, потребительское отношение к жизни.
Неприкрытый цинизм с сибарито-гедонистским оттенком.
При этом закрепощенные все, а демографическая ситуация не выдерживает никакой критики!

И вспомнил.
И написал.



Ну куда нам в столицах до провинциальной непосредственности и свободы?