Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

О выборах

Alea jacta est
Gaius Iulius Caesar



Скажите мне, граждане (а также лица без гражданства): как лучше – когда есть выбор? не легче ли без?

Простой же вопрос…
Или нет?

* * *

…Была в лихой моей трудовой биографии страничка: металлические двери.
Начинали мы с пацанами аскетично: петли такие и сякие, пара вариантов верхнего замка, тройка – нижнего, дерматина пяток видов, несколько оттенков ДВП – на этом всё. Я приезжал на адрес и решал вопросы комплектации за четверть часа: баба выбирала внешний вид, мужик – технические детали.
Лепота!
А потом, влекомые желанием «расширить ассортимент», «удовлетворить клиента» и прочие закидоны маркетинга – заморочились: по десятку замков, сто видов-цветов кожи, разновсяческие прибамбасы – полимер, МДФ, подшипники на петли, доводчики, утеплители, панорамные глазки́… Да, прибыль увеличилась: там доллар, здесь пять, а на выходе – лишний чуть ли не полтинник, но…
Collapse )

Вирш на понедельник vol.248



Как два согну́тые кинжала,
Вонзились в небо тополя,
И, как усопшая, лежала
Кругом широкая земля.
Брошен в сумрак и тоску,
Белый дворец стоит одинок.
И вот к золотому спуска песку,
Шумя, пристает одинокий челнок.
И дева пройдет при встрече,
Объемлема власами своими,
И руки положит на плечи,
И, смеясь, произносится имя.
И она его для нежного досуга
Уводит, в багряный одетого руб,
А утром скатывает в море подруга
Его счастливый заколотый труп.

Велимир Хлебников

Вирш на понедельник vol.242



Среди гостей, в одной рубашке
Стоял задумчиво Петров
Молчали гости. Над камином
Железный градусник висел
Молчали гости. Над камином
Висел охотничий рожок.
Петров стоял. Часы стучали
Трещал в камине огонек.
И гости мрачные молчали.
Петров стоял. Трещал камин.
Часы показывали восемь.
Железный градусник сверкал
Среди гостей, в одной рубашке
Петров задумчиво стоял
Молчали гости. Над камином
Рожок охотничий висел.
Часы таинственно молчали.
Плясал в камине огонек
Петров задумчиво садился
На табуретку. Вдруг звонок
В прихожей бешено залился,
И щелкнул англицкий замок.
Петров вскочил, и гости тоже
Рожок охотничий трубит
Петров кричит: «О Боже, Боже!»
И на пол падает убит.
И гости мечутся и плачат
Железный градусник трясут
Через Петрова с криком скачат
И в двери страшный гроб несут.
И в гроб закупорив Петрова
Уходят с криками: «готово».

Даниил Хармс
«Вариации»

Вирш на понедельник vol.165



Время прыгает водомеркой по глади водной, на песочном замке ракушкой залегло. Мне исполнилось десять лет, вот совсем сегодня, я сижу у берега, щурюсь, и мне светло.
Я сижу у берега, пытаюсь смотреть на солнце. Рыжеватый август, листики на воде. Пескарем пятнистым время за мной крадется, я, хватая горстями, ем этот желтый день. Время шепчет: тебе осталось немного детства, тебя сложит в двенадцать сломанная спина, в двадцать встретишь того, от кого ты не сможешь деться, потеряешь бабушку, научишься жить одна. В двадцать три ты станешь взрослой и обреченной, будешь роздана миру на ледяном ветру. Ешь свой горький хлеб, не матерью испеченный. В тридцать шесть – не бойся – я тебя заберу.
Мне исполнилось десять, в разноцветных резинках косы, с рождества Христова – август, девяносто восьмой. Я еще не умею задавать такие вопросы, я сижу у реки и вдыхаю воздух лесной. И я брызгаюсь и на время смотрю упрямо: даже если так, прошло-то меньше, чем треть. И меня зовет моя самолучшая мама. Я бегу и несу лягушку ей – посмотреть.

Анна Долгарева

Вирш на понедельник vol.45



Когда я созидаю на века,
подняв рукой камнедробильный молот,
тот молот об одном лишь счастье молит,
чтобы моя не дрогнула рука.
Так молот Господа наверняка
мир создавал при взмахе гневных молний.
В Гармонию им Хаос перемолот.
Он праотец земного молотка.
Чем выше поднят молот в небеса,
тем глубже он врубается в земное,
становится скульптурой и дворцом.
Мы в творчестве выходим из себя.
И это называется душою.
Я – молот, направляемый Творцом

Андрей Вознесенский
«Творчество»