Tags: Пелевин

Злопамятный Морфей

В юности у событий совсем другой масштаб, они отбрасывают тень на всю судьбу
Виктор Пелевин
«Тайные виды на гору Фудзи»



Я всегда, сколько себя помню (а это длинный срок), видел содержательные сны. Разнообразные: от эротики до кошмаров, а также в их сочетании, смеси и взаимопроникновении.
В моей жизни хватало засад, подвохов и несуразиц, которые преодолевались, игнорировались или отвергались. То есть, возникала задача – следовало то или иное решение. И была – и остается – одна проблема. Неразрешимая.
Я не умею запоминать сны.

Бывалоча, сие вгоняло меня в настоящую депрессию. Просыпаешься такой – в поту, сердце в горле и зрачки в пол-лица, – думаешь: вот! это пиздец! сейчас запишу – и Нобелевка в кармане! Выпутываешься из одеяла, лихорадочно нашариваешь трусы с карандашом…
И – роняешь руки, заливаешься горючими слезами.
Потому что яркое, сладкое, щемящее захватывающее Чудо, еще секунду назад горевшее в полный рост перед внутренним взором, сереет, растворяется, ускользает, аки селедка из потного кулака… Минута – и кануло ночное приключение в невозвратимую бездну, булькнуло, чисто брильянт в океан… Остается тоска пополам с нежностью, похожая на воспоминание о детстве…

Долго и трудно – но по-своему прекрасно – жил я вот так.
А потом…
Collapse )

И о погоде

Личность человека похожа на набор платьев, которые по очереди вынимаются из шкафа, и чем менее реален человек на самом деле, тем больше платьев в этом шкафу
Виктор Пелевин
«Чапаев и Пустота»



Жизнь – конус, как справедливо заметил еще Лев Николаич. В том смысле, что с течением лет интересы сужаются, да и степени свободы мельчают.
Обнаружил подтверждение этому в собственном дневнике. На днях перелистывал – искал чего-то – и осознал, что из записи в запись мусолю круг тем: (не)писание, (не)здоровье, ну «Ливерпуль» еще… Такое путешествие на карусели.
Когда и если зацикленная моя мысль вырывается за эти флажки – тут же пуляю текст в ЖЖ.

Таким образом формируются два моих «образа»: угрюмого хворого фаната на бумаге – ироничного ищущего философа в интернете.
То есть, тут как бы тело – там типа душа…

Что ж. Нормально.
Всё-таки некое упорядочивание, определенная стройность. Лишняя суетная шелуха, как ни облепляет меня ею жена например, осыпается осенней листвой…
Collapse )

Ура?

Куда бы потом ни бросала жизнь, я всегда слегка тосковала по своей уютной могилке
Виктор Пелевин
«Священная книга оборотня»



Общество невозможно без насилия. Закон, правила общежития, мораль, понятия – его виды.
Цивилизованность общества определяется степенью замены физического насилия другими его формами. Кулак уступает первенство слову, мышцы с пулями делегируются специально обученным людям.
Жизнь становится безопасней. Справедливей – если под этим понимать равные условия для сильного и слабого.

И беззащитней.
Потому что, если к власти в таком обществе прорывается злой, эгоистичный, самовлюбленный – нецивилизованный человек, оно подымает лапки кверху. Способность к самозащите атрофирована, игра заменила войну. Мозги промыты гуманистическими идеалами, нарушение Правил в них не укладывается.
Чем глубже цивилизованность – тем легче управляемость. В сочетании «покой и воля» с разгромным счетом побеждает первый.

Такова ситуация в Беларуси.
Collapse )

Цитатка на викэнд vol.228



Любой серьезный человек, чем бы он ни занимался, подсознательно примеривается к нарам и старается, чтобы в его послужном списке не было заметных нарушений тюремных табу, за которые придется расплачиваться задом

Виктор Пелевин
«Священная книга оборотня»

Почему и зачем

Как будто раньше было в жизни что-то удивительно простое и самое главное, а потом исчезло, и только тогда стало понятно, что оно было. И оказалось, что абсолютно все, чего хотелось когда-то раньше, имело смысл только потому, что было это, самое главное. А без него уже ничего не нужно
Виктор Пелевин
«Жизнь насекомых»



В рамках ликвидации необразованности в области синематографа у меня вчера была…

«Любовь».
Фильм Михаэля Ханеке. 2012 год. Лауреат самой главной каннской пальмовой ветви и, кажется, чего-то там еще.

Давно на полочке лежало, и вот…

* * *

Я возненавидел режиссера через 10 минут за статичную камеру и бесконечные «театральные» диалоги.
Я смотрел в экран аки кролик на удава через час.
Я чуял нарастающее в груди трепыхание через два.
Я в финале ощутил катарсис.

Ночью спал без снов, но со мною что-то происходило…
Collapse )

Цитатка на викэнд vol.227



Секрет стабильных отношений с мужчиной в том, чтобы успеть проникнуться к нему пронзительной бабьей жалостью до того, как он начнет вызывать тяжелое бытовое омерзение

Виктор Пелевин
«Непобедимое солнце»

Нет любви

Для полного счастья человеку нужны романтическая любовь, занятия физкультурой и хоровое пение
Ян Дьюри



А ведь единственный и неповторимый способ что-то, в конце концов, написать – это писать.
Просто.
Писать.

Засунуть в жопу перфекционизм – чтением плохих книг, например.
Одолеть прокрастинацию – соблюдением элементарных ритуалов.
И всё.

Остается лишь убедить себя, что писание – важно.

Вот здесь и кроется проблема. Тут – конфликт внутреннего и внешнего.
Потому что, слушая сердце и глядя на мир, понимаешь: ничто не важно, всё – херня.

Как у Пелевина было – любовь придает смысл всему, хотя на самом деле этого смысла нет.
Collapse )

Из ненаписанного vol.13

ЗАГРОБНАЯ ЛЮБОВЬ
Любовь придает смысл тому, что мы делаем, хотя на самом деле этого смысла нет
Виктор Пелевин
«Затворник и Шестипалый»



Вес – ок, давление – норм, жена убыла служить.
Я установил на балконе вентилятор, заварил зеленого чаю, вскрыл свежую пачку сигарет…

Но поработать не удастся.
По двум причинам.

Во-первых, не хочу. Не горю́. Читай давнее мое эссе «Про начало» – я сам слабо помню, но подозреваю, что там тщился я выразить эту невыносимость слома стартового барьера, отсутствие силы, тащащей меня, визжащего и упирающегося, оставляющего следы каблуков на линолеуме и ногтей на обоях, к письменному столу…

Во-вторых, я озабочен не Вечностью, а текучкой. (Если что-то заботит – какая, к черту, вечность?) Вот ЖЖ например: у меня в загашнике материала на полторы-две недели; а дальше?

Есть и третья причина.
Сегодняшним пред- и пост-пробуждением я размышлял о любви.
Не то чтобы в целом… Но, с другой стороны, эта категория постигается лишь конкретикой.
Я разбирался в чувствах – своей, как ругаются психологи, ментальной петле, из которой не выскользну, пока о ней не напишу.
Я, лежа в ванне, сидя на горшке, сёрбая кофе, конструировал в голове текст, из которого не знаю что выйдет: заметка в дневник, пост в ЖЖ или, может статься, нечто быстрее/выше/сильнее…

Сейчас, сидя в любимом кресле, попыхивая сигареткой и посёрбывая чайком, вижу: конструкция эта рушится.
Но не руины на ее месте – иное какое-то воздвигается сооружение…
Collapse )

Вступление

Нет таких сил, которые не пускали бы в рай грешную душу – просто она сама не желает туда идти
Виктор Пелевин
«Чапаев и Пустота»



Зима без снега называется «еврозима» – это всё что нужно знать об ихнем так называемом цивилизованном мире...

...напишу я в качестве вступления.

* * *

Вечное вступление – содержание моей жизни, если подумать.

Я готовлюсь. Всё время произвожу подготовительные действия.
Потому что постоянно, мать его за ногу, неидеальные условия для Главненького:
- час до обеда,
- бодун после вчерашнего,
- гнетущая какая-нибудь забота,
- ...

Collapse )

Писательская терапия

Тексты, которые я пишу, очень воздействуют на мою жизнь, и иногда возникает желание написать роман про умного и доброго миллионера, который живет на Багамских островах
Виктор Пелевин



Я – личность самосовершенствующаяся. Развиваюсь неуклонно, чтобы не сказать – упрямо. Делаю гимнастику телом, решаю задачки и другие тесты умом. Дух тренирует жена.
А по понедельникам с некоторых пор у меня отдельный – писательский – тренажер.

Каждую неделю мне необходимо найти новые слова, смешать свежие краски, отыскать неизбитые нюансы смыслов – чтобы поведать миру и себе, как бездарно я провел викэнд.

Collapse )