Арчи (archi_dotby) wrote,
Арчи
archi_dotby

Category:

Один день студента Волосатова (продолжение продолжения)



Итак, студент Волосатов лежал на кровати с конспектом по термодинамике. Время от времени он поднимал его на уровень глаз и перелистывал. Руки слабели, конспект падал на живот. Экран телевизора беззвучно корчился на периферии взгляда.

Невысказанность, неизъяснимость мучили Волосатова.
«Чего тебе?» – терзал внутренний голос наружное тело.
«Ай…» – отзывалось тело.
«Нет, ну в натуре?» – не унимался голос.
«Мне наплевать на всё!» – огрызалось тело.
Ночь глядела подозрительно. Звезды сгрудились у раскрытого окна, будто собравшись ввалиться внутрь и разобраться.

Открылась дверь.
Сидоров вошел на цыпочках и встал между окном и Волосатовым.
– Давай выпьем! – хрипло сказал Сидоров.

* * *

Денег на водку у студентов не было. Да ведь коли имеешь сто друзей…

– Одна, – сообщил Сидоров. – И хлеба вот полбуханки!
– Тюу… – скривился Волосатов. – Мы будем пить или здоровью вредить? Раздражать почем зря слизистую оболочку? И непременно кто-нить зайдет… А запрешься – дверь вышибут…
– Спокойно, – спокойно сказал Сидоров. – Я тебя научу жить.

* * *

Они заперлись в ванной.

Сидоров всё сделал обстоятельно.
Во-первых, вытащил из шкафа старую загаженную простыню, невесть сколько пылившуюся среди ботинок. Аккуратно скомкал и заткнул вентиляционное отверстие.
Во-вторых, приволок с кухни кусок подоконника и уложил поперек ванны.
Волосатов сел на тумбочку, Сидоров на подоконник. Бутылка водки, два стакана, хлебный ломоть, полпачки сигарет…
А – еще за телевизором обнаружилась трехлитровая банка с присохшими к стенкам лохмотьями квашеной капусты.

Сидоров по-хозяйски огляделся, проверил воду в кране. Лязгнул дверным крючком.
Волосатов дунул в стакан…
– Стой, – сказал Сидоров. – Сначала – курить!
Волосатов послушно зажег спичку.

В ванной воцарилась тишина.

* * *

Волосатов закурил третью и продолжил жарко клеймить Светку. В пароксизме он брызгал слюной, и Сидоров чуть-чуть отодвинулся.
– …и тут этот хмырь… – Волосатов сжал кулак – и замер.

Табачный дым заполонил крохотную ванную. Простыня, пропитанная вином и спермой, закупорила вытяжку наглухо. Потолок скрылся в грозовой туче. Марево оседало на плечи, и Сидоров, сидевший на вытянутую руку, отдалялся, расплывался и вообще – стал чужим и страшным.

– Ах ты ж йоу… – пробормотал Волосатов и закашлялся.
– О! – поднял палец Сидоров. – Теперь давай выпьем.

* * *

– …Я, бывает, проснусь где-нибудь после вчерашнего, – говорил Сидоров, со скоморошьей серьезностью глядя на дно ванны, – сразу смотрю, куда воронка в сливе закручивается. Если против часовой стрелки – на душе легче: в своем, значит, полушарии…
– …Нет, это ты погоди! – надрывался Волосатов, ляпая кулаком по тумбочке. – Бабы зло! Знать их не хочу вааще!! Я лучше подрочу!!!

Трехлитровая банка из-под капусты долго подпрыгивала на краешке. Наконец, устала и, качнувшись, ахнулась об пол.
И – не разбилась.

Товарищи долго и внимательно смотрели на чудо.
Сидоров шмыгнул носом. Разлил остатки водки, поднял стакан.
– Я расскажу тебе притчу, – замогильным голосом сказал Сидоров.

* * *

ПРИТЧА О ГРЯЗНОМ ПИДОРЕ

Один румяный юноша был студентом.
А еще он был отличник, спортсмен, комсомолец и просто красавец.
Девушки внимали ему.
Юноша читал конспекты, играл в футбол и отказывался пить водку.
Однажды на прогулке он не стал знакомиться с девушками, остался один и был снят неприметным мелким педерастом.
Педераст увез его к себе и нежно надругался над юношей багровым членом в девственный задний проход.
Юноша нахмурился, закусил губу… но не прогнал педераста, а уснул и утром позволил себя целовать и прыскать одеколоном.
Жизнь пощеголяла себе дальше, как будто ничего ни в чем не бывало. Юноша видимо оставался тем же радующим глаз, но…
Учиться стал плохо, в футбол повадился проигрывать, а девушки отвернулись.
Жизнь проявила мудрость – и перестала покровительствовать грязному пидору.

* * *

Дверь ванной с кряком распахнулась от пинка, едва не пришибив Иванова – тот как раз выходил из комнаты, задумчиво пошевеливая ноздрями. На порог вывалились Волосатов с Сидоровым, задыхаясь от хохота. По щекам Сидорова текли слезы, Волосатов конвульсивно стучал себя в грудь, потому что чуть не проглотил зажженную сигарету.
Тела долго путались друг в дружке, но кое-как поднялись. Обдирая плечи о косяк, выдавились в коридор. Постояли, качаясь и утирая испарину.

Из холла раздавались призывные бухи дискотеки.
Сидоров насторожился. Волосатов сплюнул и прислушался.
Сидоров поднял палец и ткнул им вперед.
Они обнялись и пошли.

Иванов, потирая локоть, стоял в зачумленной ванной и разглядывал водочную бутылку. Для верности он даже присел, заглянул под низ, пощупал за тумбочкой.
– Вот это вот – с пол-литра?! – пробормотал он, шагнув наружу.

За спиной вдруг оглушительно треснула трехлитровая банка.

* * *

В голове Волосатова бушевал ледоход.

Нет.
Там шло настоящее ледовое побоище. Серые и, почему-то, фиолетовые глыбы наползали с разных сторон, сшибались и крошились. Среди всего всполохами мелькали женские груди. В ушах стробоскопически шумело.
Особенно озадачивало Волосатова то обстоятельство, что в каждой паре левая сися оказывалась меньше правой. Он даже остановился.
Сидоров продолжил равномерное условно прямолинейное движение и растворился в толпе.

Холл кипел. Канонада ритма со скудной цветомузыкой придавали картине брутальность – дискотека напоминала не то фанатский сектор стадиона, не то рукопашный бой.
Волосатов попытался сосредоточиться – но мысли кишели, как ком червей. Поражала нездоровая нереальность происходящего. Он в кого-то врезался, сбоку пихнули, справа толкнули – и черви расползлись быстро и бесследно. Студент зажмурился и цапнул последнее оставшееся соображение – про сиськи. Оно было горячее, жирное, выпуклое – и страшно важное…
…Но тут он окончательно увяз в мешанине тел, дернулся, прощемился задом, запнулся о чью-то ногу – и мысль чавкнула прочь, как селедка из кулака.

Звукодолбежка вдруг прервалась, зазвучала мелодия.
Волосатов прохлопал глаза.

Вокруг поутихло, появилось пространство. Мимо наискосок проплыл Сидоров – целеустремленный, со стеклянным взглядом. Волосатов, как на веревочке, потянулся следом – и уткнулся в женскую фигуру.
Внутри вспыхнуло и онемело – разом. Он с усилием сдвинул брови, всматриваясь.
Неясное пятно лица дробилось и плавало – а потом медленно проявлялось, как на фотобумаге…
И показалось прекрасным.
Изысканный абрис, аристократический цвет, тихий жар из-под ресниц…

– Можно? – хрипануло само собой откуда-то из кадыка.

* * *

Дискотека делилась по парам. Пространство скукоживалось. Танцующие прижали Волосатова к партнерше.
Он глубже задвинул руку ей под мышку и, замирая, выпятил грудь.
«Откуда к нам занесло этот сексуаленький цветочек? – плескалось в мозгах. – Хм… А у нее, похоже, одинаковые!»

Волосатов для верности втянул живот, перехватил повыше правую руку…
«Точно – одинаковые!»

Он деликатно откашлялся через плечо, посмотрел в глаза…
…из-под полуприкрытых ресниц поблескивало, ротик изогнулся…
…наклонился к беззащитно белеющему среди прядей ушку и прошептал:
– Девушка, можно с вами познакомиться?

– Блин, ты с дуба ляснул?! Совсем лампу отпил? – Жанка расхохоталась. Лицо стало резким, со знакомой вульгаринкой. Чашки бюстгальтера ткнулись в ребра, и у Волосатова заныло с левой стороны.

* * *

Волосатов вырвался из холла и деревянно зашагал к черной лестнице. Громыхнул дверью, шлепнул локти на перила балкона.
Ломая спички, закурил.
Ночь дунула в лицо так, что заслезились глаза. Звездное марево дрожало, будто силясь не прыснуть.
Волосатов проморгался и с силой выпустил дым.
Взгляд сфокусировался.
– Ах ты ж йоу… – простонал он и откинулся на стену.

Мир нормализовывался. Ночь благоухала свежестью. Звезды смирно и четко висели на своих местах, разве что некоторые подмигивали. По балкону кувыркался ветерок, раздувая сигарету и выдувая из растрепанной головы остатки угарного хмеля. Туловище сползло по стенке, чувствуя, как замедляется пульс.
«И это – с полбутылки! – ужаснулся Волосатов. – Ну, Сидоров!..»

Над ухом лязгнула дверь.
– А! Вот он! – проорал Петров. – Пошли скорей – там Сидоров охренел!
Tags: литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments