Арчи (archi_dotby) wrote,
Арчи
archi_dotby

Category:

Один день студента Волосатова (начало)

…И когда волки были сыты, возникла проблема: как накормить овец?
Феликс Кривин



Студент Волосатов лежал на кровати и меланхолично курил. Пальцы оглаживали конспект по термодинамике, медленно и тщательно – как будто он читал вслепую. Глаза остановились на телевизоре. Тот что-то корчил на экране, мельтешил и мимикрировал. Неразборчиво – звук был выключен.
Появился студент Сидоров. Он оглядел свою смятую койку и крадучись вышел на середину комнаты, заслонив телевизор.
– Давай выпьем! – глухо сказал Сидоров.
Волосатов сфокусировал взгляд на товарище, извлек изо рта сигарету и членораздельно произнес:
– Пошел в жопу.
Засунул сигарету обратно в рот и посмотрел на конспект.

Сидоров, не дрогнув лицом, повернулся и вышел из комнаты.

* * *

Волосатов лег спать в шесть утра.

Дело в том, что он переживал любовную драму. Единственная и неповторимая Светка из третьей группы во время последней встречи надерзила, а вечером он увидел, как хмырь с их кафедры подсаживает ее на остановке возле факультета в автобус под локоток.
Тот самый хмырь, с которым Светка танцевала тогда, на дискотеке, посвященной весеннему праздничному полнолунию…
…с Наташкой как раз окончательно разошлись во взглядах на плотскую любовь, душа от этого томилась, и Луна тут над миром вразнос…
…когда бросился в бой, обаял и победил – а хмырь с позором ретировался…
И вот.

Волосатов отказался от водки и удалился на кухню, как принц в изгнание. Спугнул парочку первокурсников, уселся на сломанную, а потому самую чистую, плиту и принялся писать стихотворение.
Общежитие глухо бурлило за стенами, ночь подглядывала из окна, и поэтому долго ничего не получалось. В голову лезла категорическая лирика, с томленьями и сюсюканьем, с «любовь» – «кровь»…

Волосатов мусолил катрен, начинавшийся –

Мне наплевать на всё,
Мне безразлична ты…

– и упирался. Немел. Рифмы нету, мысль разрывает невысказываемостью…
И постоянно всплывают гениталии!

Выкурил всё что было. Жадно пил из крана невкусную воду. Складывал ладошки то веером, то бутербродом…

А потом взмахнул головой и неожиданно написал –

…Гуляй ты хоть с лосём,
В нем море красоты.

Прочитал – и расхохотался.
До слез.
До икоты.

В кухне посерело. По проявляющемуся небу летали кругами вороны и ссорились между собой. Волосатов плюнул в наливающееся утро и ушел.

* * *

В комнате устало шлепали картами студенты Сидоров, Петров и Иванов.
Как обычно.
На прикупе стояла водочная бутылка. В ней оставалось на полтора пальца.
Волосатов вздохнул и ухватил бутылку твердой рукой. Шесть мутных глаз пронаблюдали, как он замер в позе горниста.

– Аа… Ээ? – пробормотал Сидоров.
– Ну чо вам тут делить? – резонно возразил Волосатов, занюхал рукавом и вынул изо рта Петрова тлеющий окурок.
Сидоров отобрал бутылку и принялся разглядывать ее на просвет.
Волосатов согнал Иванова со своей кровати, экономичными движениями разделся и полез под одеяло. Надавал пощечин подушке, натянул простыню на голову, душераздирающе выдохнул и затих.

– Бля! – сел на постели, ошарашено глядя перед собой. – У меня же зачет по термодинамике в 12!
Шесть мутных глаз равнодушно оглядели облепленную одеялом фигуру.
Волосатов почесал в середине лба.
– Конспект есть у кого?
– Ха-ха, – раздельно сказал Иванов.
– Хм… Так… – Волосатов о чем-то усиленно соображал. – Ладно… К Наташке забегу… Други! Разбудите в полдвенадцатого, а?
– Ха-ха, – деревянно повторил Иванов.
– Ну… Если не забуду… – протянул Петров, разглядывая пиковую даму.
– Головой, сука, отвечаешь! – улыбнулся Волосатов, упал на подушку и уснул.

* * *

«Are you ready?» – рявкнуло над миром так, что пустая водочная бутылка выкатилась из-под стола.
Волосатов разлепил глаза.
Сидоров в одних трусах извивался посередине комнаты, перекрикивая Брайана Джонсона. Вокально-инструментальный ансамбль «AC/DC» аккомпанировал из колонок.
Волосатов улыбнулся и перевел взгляд на часы.

13:30.

– Бля!!! – взревел Волосатов так, что погашенный Сидоров рухнул на кровать.

Одеяло полетело в угол. Волосатов несправляющимися руками застегивал ширинку, нога елозила под кроватью, выуживая тапок, майка не налезала на голову.
– Петрова – убью! – сообщил он зеркалу. Дверь шарахнула о косяк, под обоями посыпалось.

Сидоров покрутил шеей, поддернул трусы и снова вышел на сцену.
– Are you ready?!! – истошно завопил он, падая на колени.

* * *

– Наташки нету, – бормотал Волосатов, выкапывая в пепельнице бычок пожирнее. – Да и опоздал я уже… Как жить?
– Регулярно! – отозвался Сидоров, роясь в шкафу. – У меня вот сейчас идет семинар по спецкурсу. Сила, мать его, Кориолиса…
Шкаф дрогнул, внутри что-то обрушилось. Из недр вылетели бутсы, по полу запрыгал мяч. Сидоров выбрался на свет, почесывая макушку.
– Собирайся – пошли биофаку задницу надерем!
– Динамо… В динамике… – Волосатов жирно затянулся. – Трындец термодинамике!
– Правильно. Врачуй раны поэзией, – взор Сидорова затуманился. – А динамику твою завтра наша группа сдает. Мы с тобой, как Шарапов с Левченко, вместе пойдем…
– О! – повеселел Волосатов. – Тогда огонь! Только конспект у Наташки забрать…
– Наташкин конспект у меня, – подмигнул Сидоров и рявкнул: – Собирайся!!

* * *

С биофаком борьбы не получилось. Ребятишки оказались хлипковаты. Не прошло и тайма, вели у них шесть мячей. Принципиальный Сидоров утверждал, что семь.
Пришлось остановить глумление и переделиться, хотя Сидоров был против.
Матч продолжился игрой. Волосатов, Сидоров и прощенный Петров покрывали себя пылью и славой…
…как биологи разом остановились, пожали худенькими плечиками, развели тонкие ручонки и сказали – всё, мол, нам на лекцию пора.
– Тьфу! – выразился Сидоров.
– В общаге воды нет, – сообщил Петров.
– Погнали на пляж! – взмахнул рукой Волосатов. – Бутсы только скинем…

* * *

Процесс переобувания в кроссовки много не занял, но за это время Петров успел куда-то потеряться.
Ну и нафиг; догонит, если что – решили Волосатов с Сидоровым и убежали.

Три километра по шоссе они отработали добросовестно, в пределах какого-нибудь легкоатлетического даже разряда.
Волосатов разогревшимся телом порвал душевные оковы любви и долга, обрел равновесие и теперь, освобожденный, мчался вперед. Сидоров сцепил зубы и не отставал.

Лоснясь как беговые лошади, товарищи ворвались на пляж. День смотрел ласково и даже, кажется, ободряюще подгикивал. Студенты взрывая песок прогарцевали к обрыву, разделись налету, с воем пикирующего бомбардировщика взорвали воду!!!
Аааа…

– А почему ты, гад, вчера про конспект Наташкин не сказал? – нежно спросил Волосатов, вынырнув.
– Ты мне водки не оставил! – ответил Сидоров и канул в глубину.
Tags: литература
Subscribe

  • Вирш на понедельник vol.277

    И откуда бралась осанка! А в полуночную тишину Разговорчивая тальянка Уговаривала не одну. Сергей Есенин

  • Цитатка на викэнд vol.279

    С умными бабами Эдик не всегда связывался, потому как, если у бабы ум, то она не баба, а гермафродит Ирина Гарнис «Могущество ума»

  • Вирш на понедельник vol.276

    Ореолом решимости окружена, вдоль больничной ограды, где гуляют калеки, в тот день от кого-то ушла жена. И пошла к другому. Его коллеге. По дороге…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment