Арчи (archi_dotby) wrote,
Арчи
archi_dotby

Из ненаписанного vol.2

Я наслаждался процессом и всячески избегал результата, потому что не переношу критики

Иржи Грошек

«Легкий завтрак в тени некрополя»

.

Время от времени читаю Кинга.

И понимаю – я что-то делаю не так.

Или, как вариант – что-то не так делает весь мир.

Берет старина Стивен клавиатуру – и начинает херачить все, что бредет в голову!

Хрень лезет – он ее туда!

Дичь – все равно в строку!

Под хэви-метал, кстати.

И пофиг ему.

Потом всегда можно отредактировать, сократить, выбросить – коли совсем клиника... Или отложить в ящик – вдруг сгодится для другой какой ахинеи...

А я?

В лучшем случае всяческие непотребства, лезущие в голову, вписываю в дневник; по обыкновению же помечаю конспективно, заношу в специальную книжечку – чтобы не использовать никогда.

Ну, разве один из десяти. Или ста...

При этом, упершись ослом, сижу над магистральной линией своей пиесы – а она стопорится, на дыбы встает...

Не желает!

Так в хорошую неделю выходит на-гора 5-7 тыщ натужных знаков.

Капец.

То есть – я почти всегда пишу не то, что хочу.

Что хочу – я откладываю на потом.

Потом я возьмусь за это, когда уже хотеть не буду...

И еще удивляюсь – отчего с таким страшным скрипом завожусь по утрам! Почему изворачиваюсь, бегу писания, придумываю отмазки...

Чисто гадюка в муравейнике.

.

Вот сюжет, к слову. Просыпаюсь с ним третий день подряд.

(Это Кинг так влияет?)

То ли квартира, то ли номер в отеле.

По неизвестным причинам ко мне ломится господин мужественный милицейский сотрудник – колотит в дверь, гугукает: открывай, мол!

Ну, открываю. В халате, трезв, спокоен.

Он сразу через порог – предъяви-ка документы, алё, мужик.

Я – стоять. Нет, ты не понял – стоять!

Он прет пузом вперед, глаза бешеные, повадка – как бы в своем праве...

И тут я...

Ну, например, прицельно засаживаю ногой по яйцам. От души – как штрафной с сорока метров. Он замирает в позе горнолыжника, я хватаю пятерней фуражку, комкаю и, одновременно надевая на лицо (харю, рыло), толкаю. Тоже себя не сдерживая.

Толстая жопа выпадает в коридор.

Выхожу следом и говорю очень строго – документы, мол.

Он ошпаренно вскакивает, красный, ревет (я т-те счас документы!!!), рвет из кобуры пистолет.

Заламываю руку, отбираю (очень больно и членовредительски – пару пальцев повисают на коже). Мент орет резаной свиньей, аж в ушах закладывает...

Кстати, на площадке собираются зрители.

Бью тушу коленом в живот, усаживаюсь на поверженное тело, руки под спиной накрест (похоже на прием, когда борешься с девочкой в постели) и втыкаю ствол промеж челюстями. Чавканье, хруст – аж у самого мурашки... Он хрипит, пузырит розовой слюной, взбрыкивает аки мустанг, но я с детской сосредоточенностью засовываю пистолет в ментовский рот.

Весь, зараза, не помещается.

Слишком много зубов, упрямый язык...

Я настойчив, пробую по-разному и, наконец, методом ошибок, нахожу решение – ствол в горло, губы на рукоятку.

Счас, блять, предохранитель сниму – предупреждаю хитренько.

И кулачком сверху, кулачком...

Он становится пучеглаз и похож на питона.

Ярко всё, красочно...

Достаю из халата скотч (?!) и налепляю хороший кусище – чтобы не выплюнул, значит, пистолетик. Изымаю наручники, еще раз страшно, дабы затих, бью в нос, переворачиваю обмякшее тело, защелкиваю на максимум...

Беру за ворот – встать!

Он принимает стойку «смирно». Неприятно это говорить, но выглядит некрасиво: хлопает белесыми, как у поросенка, ресницами, кровь с соплями до подбородка...

Поворачиваю к лестнице, нежно шепчу – вон! – и пинаю коленом в зад...

Болезный громыхает вниз, мыча и брызгаясь из-под расплющенной фуражки.

Зрители страстно дышат.

Кто-то, откашлявшись – нет, увлекательно, конечно, но зачем же так по-тарантиновски?

А я, уже взявшись за ручку двери, пожимаюсь – нормально, чо. Это же не человек. Люди не могут работать ментами и контролерами. Только выродки. И обращение с ними должно быть соответствующим...

Эх, вот ну как прям наяву!

.

[Самокамент

Я где-то встречал разъяснения профессионалов о том, что люди делятся на два психотипа по отношению к представителям правопорядка: для одних – друг и защита, вторым – враг.

Это из первобытного чего-то. Ранговость...

Шнур пел: самое страшное что может случиться – стану пидарасом.

Не, Серега, не самое...

На Сицилии, скажем, нет страшней оскорбления, чем назвать человека полицейским. Шевчук, помню, приехав из Киева, удивлялся: «Как они там живут: у них же мент – человек...» А четче всего, как всегда, говорит Писание: «Невозможно не прийти соблазнам, но горе тому, чрез кого они приходят» (Лука: 17,1)

Конец самокамента]

.

Да, ну вот я законспектировал.

Не записал как следует – сочно, художественно, – а внес в реестр и определил на архивную полку.

Понадобится ли?

А когда понадобится – смогу ли сочно-художественно?

Tags: быт
Subscribe

  • Вирш на понедельник vol.266

    Зачем ты за пивною стойкой? Пристала ли тебе она? Здесь нужно быть девицей бойкой – Ты нездорова и бледна. С какой-то розою огромной…

  • Цитатка на викэнд vol.268

    Она затмила всех особ женского пола, из которых каждая признала в глубине души, что за исключением ее самой незнакомка была красивейшей из…

  • Вирш на понедельник vol.265

    Когда борьбу закончим, и утихнут схватки, нальем в стаканы крепкий сладкий чай. Прижжем царапины и грязноватой ватки смахнем комочек на пол…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments