Арчи (archi_dotby) wrote,
Арчи
archi_dotby

Путешествие. Начало

Как будто раньше было в жизни что-то удивительно простое и самое главное, а потом исчезло, и только тогда стало понятно, что оно было. И оказалось, что абсолютно все, чего хотелось когда-то раньше, имело смысл только потому, что было это, самое главное. А без него уже ничего не нужно
Виктор Пелевин
«Жизнь насекомых»


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Она ушла.

Он проснулся и, лежа в постели, рассматривая сдержанное августовское небо, понял это так ясно, как если б на небе этом было высечено: «ОНА УШЛА».

Тщательно почесавшись во всех местах, он попытался сообразить – с чего бы это? Ну вот, то есть: откуда свалилось на него столь определенное знание, эдакая уверенность, граничащая с откровением?
Как все было?
Он закурил, чтобы сосредоточиться.

«Я уезжаю». – «Куда?» – «В командировку». – «Надолго?» – «Да». – «А-а…»
И взгляд…
Необычный для нее. Такой объемлющий, глубокий и… жадный какой-то. Хотя это неправильное слово… Ненасытный…
Нет.

Он раздраженно дернул рукой, уронив пепел.
Прощальный у нее был взгляд, вот и все.
Ну и что?
Дурь какая!
Встать!

Он механически совершал утренний ритуал – кофейный замес, заправка кровати, душ, цеппелиновская «Since I’ve been loving you» на всю катушку – и никак не мог начать радоваться жизни.
А ведь с сегодняшнего дня – новая жизнь.
Наконец-то.

Он сделал это – ушел с работы. Развязался с постылой тянущей душу обязаловкой. Насовсем. Взял – и отрубил, как удавку, в которой болтался целых полтора года. Все-таки любые отношения – хоть с людьми, хоть с женщинами, хоть деловые, хоть личные – прекрасны и замечательны только внешне. Внутренне – это разные виды и степени рабства…
Что дальше?
Дальше – сегодня пятница. Пятница!
О-ля-ля…
Из дел – съездить за расчетом. Получить, стало быть, бабки, купить жратвы – надолго, чтобы не думать…
И – елки-моталки – она ушла!

Он вскочил и прошелся кругом по комнате, распахнув полы халата, как бэтмен.
Ушла? – Не знаю. – Знаю, что сегодня она не придет. – А значит…

Он плюхнулся в кресло, глотком прикончил кофе и потянул к себе телефон.
Вечером Андрюха звал шары покатать в «Классике»…
Сотня номеров из памяти мобильника с мягкими щелчками ползла по экрану.
Ну, это успеется… Эта не уйдет… О! Вау! Леночка из клуба!

Он зажмурился и почувствовал, как сладкий холодок родился под коленками.
Вот кого давно пора окучить… А то всё намеки-экивоки, строительство глазок…
Она, кстати, работает неподалеку…
Хм…
Он посмотрел на часы. 10. А дел-то – до обеда с запасом…

Перехватил поудобней телефон и бодренько набрал на экране: «Приветик!»
«Привет =) Завтра товарняк Ливерпуля показывают в кафе Челси =)))», – не менее бодро высветилось в ответ.
«Ржака».
«Пойдешь?»
Он подумал и решил: где я, а где завтра?
«До завтра еще дожить надо. А вот сегодня…»
«А сегодня я сижу с бабушкой после операции =(»
Он закурил и напечатал: «А сейчас?»
«А сейчас у меня скоро обед =)»
«Предлагаю вместо обеда пить «Lavazza» – и цалавацца!» – полетела решительная sms-ка.
Телефон взял паузу. Он успел разыскать по квартире носки и влезть в штаны, сполоснуть чашку и застегнуть все пуговицы на рубашке.
Постоял перед зеркалом…
«Отвечай без разговоров – а то передумаю!»
Телефон, явно поколебавшись, написал: «Ыыы… Нее. Я в обед в офисе =( Терпи ;=)»
«Ух, попадешься ты мне!..» – набрал он и захлопнул дверь квартиры.

В троллейбусе в голову пришло, что, конечно, всё не по плану, но негоже разговор завершать неопределенностью.
«Ладно. Отныне запасаешься бутерами, и вместо обеда… Ух!»
Подождал две остановки и добавил: «Чё-та не дошла твоя sms-ка с радостным «да»…»
«Да!!! =)))», – вспыхнул в ответ экран.
Он улыбнулся и снова почуял мурашки под коленками.
«Молодец. До связи ;-)», – поставил победную скобку.

Однако… Какая ж она победная? Денек располагает к любви. Да и вечером что – набухаться в бильярдной?
Она ведь – ушла? Или пригрезилось на фоне житейских пертурбаций?
Да нет, этот взгляд…
Ну и, в конце концов, как бы ни было – нужна передышка. Время надо – осмыслить, разобраться… Я ведь почти совсем жениться решил…

Вежливый глухой голос из динамика пробубнил остановку. Он вздохнул, вскочил и выскочил.

* * *

Хлопоты подзатянулись. Почти час пришлось дожидаться главбуха – хотя время назначила она сама. Директор, встретившийся в коридоре, посмотрел сквозь и пожелал успехов неискренним голосом, а потом затащил в отдел, где еще минут сорок разбирались с бумагами…
Впрочем, радостного боевого настроения испортить не смогло ничто.
Выйдя на крыльцо, он саблезубо улыбнулся окнам, нежно протянул: «Гадю-ушник…» и вприпрыжку сбежал по ступеням.

Август, все-таки, правильный месяц. Он гулял себя по тротуару и, прижмурившись, любовался миром. Умеренное солнце давало на домах нечеткие тени. В воздухе, шевелящем побледневшую от пыли и старости зелень, разлита умиротворенная грусть…
Все правильно: грущу – значит, живу…
Но позвольте, елки-моталки! Какая там еще грусть! День давно заполдень – а нету плана!

Он купил бутылку холодного пива, два жирных, сочащихся чебурека и с приятностью расположился на солнечной скамейке. Мимо фланировали все еще недлинные юбки…
По экрану вновь поплыла телефонная книжка.

Хм… Хм… Люда-буфетчица… Интересный вариант… Безотказный в общем-то… Но – унылый слегонца, что ли… Хотя…
Он зажмурился и отхлебнул пива.
Ладно… Это будет нулевой вариант… Стоило бы, конечно, позвонить заранее – мало ли, планы какие у мадам…
Он поколебался и нажал кнопку.

– Да-а?! – удивленно протянуло из микрофона.
– Здравствуй, дорогая далекая подруга! – бодро сказал он, улыбаясь.

Улыбаться, разговаривая по телефону, его научили психи – то ли -аналитики, то ли -логи. Еще в предыдущей его конторе директор баловался всяческими тренингами – повышал эффективность работы в команде. Абонент тебя не видит, но чувствует положительную энергетику, уверяли психи, да и звучишь ты оптимистичней, и слова находятся правильней…
Как-то так.

– О-ой… – на том конце несуществующего провода явно улыбались в ответ. – Как я рада…
– Трудишься?
– Ну… Да…
– Отвлекаю?
– Ну… Ничего…
– Тогда буду краток. Изучаю варианты проведения сегодняшнего вечера. И подумалось мне: а не выяснить ли, как намереваешься провести сегодняшний вечер ты?
Он говорил раскованно, без запинки, как говорят с человеком, который тебе безразличен, о вещах, на которые тебе плевать.
– О-ох… Домой – и валяться без задних ног… Неделька выдалась… Но если ты…
– Знаешь, – в точный момент перебил он, – у меня еще пока все в тумане. Я вообще пока не в городе. Путешествую… Если все пойдет по плану, к вечеру вернусь. Но это не точно. Словом, я тебе позвоню. Оки?
– Хорошо… – улыбка с той стороны телефона побледнела. – Буду ждать…
– До связи! – подмигнул он небу.

* * *

Дома он загрузил в холодильник пиво, поставил жариться пельмени и, скорчив страшную рожу, принялся за уборку. Пикирующе завыл пылесос, усиливая надрыв громко-прегромко включенного «The Cure». Собирая и сортируя висящие по всем спинкам одежки, он мимолетно удивился: сколько ж я шмотья развел! Просто уму помрачимо… В Уставе мушкетера было сказано: «Мушкетер обязан менять рубашку не реже одного раза в год». А я всё ношу, на каждый случай разное надеваю… И так во всем… У мира – избыточность качества! Ресурсы планеты и душевное пламя человечества тратятся на бессмысленное разнообразие вещей… Такую б энергию – да в мирных целях!..
Он помотал головой: но как же! Красота спасет мир, бла-бла-бла… Вот женщины, опять же… Всё ведь, в принципе, у всех одинаково, хотя б у одной поперек… А – влечет, несет… Дело не в пьесе, а в новых актерах…
Или вот посуда! – это его занесло на кухню, взгляд споткнулся о переполненную раковину. – Ее должно быть много! Не то – придется же мыть каждый день…

Короче, не всё так просто! – поставил философическое многоточие и отложил мысль в кучу других недодуманных мыслей, так избыточно загромождающих мир.

* * *

Он извлек из шкафчика чистую тарелку, навалил чуть не сгоревших пельменей, облил их последовательно майонезом, кетчупом, горчицей, аджикой и откупорил прохладную бутылку.
Гуляй, босота – мать пенсию получила!

Янтарные пузырьки рождались и умирали в пене, как ответы на сегодняшний главный вопрос.
Он размеренно жевал, прислушиваясь к себе и, по мере насыщения, находя, что – не так уж и важно, как решится с сегодняшним вечером, нулевой вариант есть, даже два, потому что на бильярде с Андрюхой ведь тоже кого-нибудь выцепить можно, да и с Людой тыщу лет уже как, точнее – никак, в общем, вечер дня мудренее…

Удовлетворенно покачиваясь, выбрался из-за стола, втиснул тарелку в мойку, к несчастным товаркам, захватил недопитый бокал и побрел из кухни.
Дрессированное кресло, специально обученный стол – подставка для ног, сигареты под рукой… Жмурясь в подступающей дремоте, выпустил длинную струю и посмотрел на книжную полку – с чем бы это улечься на сиесту…

Мураками дочитал… Хотел же у Ольки продолжение взять…
О!!!
Он сел в кресле и хлопнул глазами.

Да как же я… Олька! Я же с ней давно собирался…
Надо ж – из головы вон!..

Послеобеденная истома испарилась. Доминирующее на сегодня желание встало во всей наготе. Он часто затягивался, сосредоточенно глядя на телефон в руке. Выдохнул. Глотком допил пиво, прокашлял горло и нажал вызов.

Три гудка…
Четыре…

Он никогда не ждал дольше шести гудков. Если вызываемый абонент за это время не отвечает – стало быть, не может, не хочет, не слышит. Барабанить дальше – просто свинство. Лучше набрать еще раз, позже…

Пять гудков…
Шесть…

Он напрягся – ладно, последний…

– Да! – грянул веселый запыхавшийся голос.
Ф-фу…
– Здравствуй, дорогая далекая подруга! – губы растянулись в автоматическую улыбку.
– Не может быть! Что такое сдохло в лесу?! – подмигнула трубка.
– А-а… Э-э… Вы зачем это, девушка, надо мной глумитесь? – нашелся он.
– Ну надо же… Я – глумлюсь! – воскликнула трубка. – Пропадает неизвестно сколько, а глумлюсь – я!.. Как дела?
– Все хорошо, только без тебя скучаю… – замогильным голосом сказал он.
– Ахха! – захлебнулась трубка. – У тебя совесть есть? Кто уже полгода меня в гости зовет?!
– Я стеснялся… – заканючил он. – Я не мог побороть свою нерешительность… Но вот сегодня я плюнул, я стукнул кулаком по полу, я разорвал лучшую рубашку на спине и сказал себе: «Да!!!»
– Вот словоблуд… – протянула трубка. – Так и что?
– Ну… Это… – он почему-то закашлялся. – Я уставил дом свечами, устлал пол лепестками роз – и жду тебя!
– А я вот возьму – и приду! – через паузу сказала трубка.
– Жду! – рубанул он воздух ладонью.
– Пока-а… – раздумчиво ответила трубка.

* * *

Вечерний ритуал был уменьшенной копией утреннего: кофейный замес, цеппелиновская «Since I’ve been loving you» на всю катушку…

Сегодня – возвращение к старой жизни. В конце концов. Она ушла. Круг замкнулся. Или, наверное, хочется думать: это движение по спирали. Всё что было – не только позади, а еще и внизу. Ты шагаешь на новую ступеньку винтовой лестницы…
А теперь?
Теперь, пожалуй, стоит закончить уборку.

Он глотком прикончил кофе, выпрыгнул из кресла и двинулся на кухню.

* * *

Он, пританцовывая, додраивал плиту, подвывая громкому-прегромкому «The Cure». Ослепительная груда посуды лучилась рядом с мойкой, ожидая расстановки по местам. Весь угол пестрел клочьями пены и брызго-лужами – как будто здесь взорвался ящик шампанского.
Он трудился с вдохновением, свойственным своему полу, когда изредка и без принуждения приходится заниматься женской работой. Движения были несуетны, точны, эргономичны – разве что он часто поглядывал на подоконник, где лежал телефон.
И пока молчал.

Он совершил последний росчерк тряпкой по полу – подписал акт капитуляции с победившей стороны. Остановился на пороге с запотевшей бутылкой в руке, зажмурился в комическом ужасе и простонал: «Счас ослепну…» В любимом кресле сладчайше затянулся сигареткой и вкуснейше хлебнул пивка. Строго посмотрел на часы и укоризненно – на телефон.
Тот молчал.

Постриг ногти на ногах, принял душ и раскопал в шкафу новые носки. Поставил диск «Gotan Project» и приглушил звук. Расправил симметричными складками штору на окне.
Телефон молчал.

Потянулся за очередной сигаретой – но ощутил, что от курева уже першит в горле. Вышел на балкон и некоторое время созерцал, как расцветает огнями вечер. Подумал, что не может ни о чем думать.
Тогда он схватил телефон.

«Ку-ку», – отправилась sms-ка, наполненная сложным психологическим подтекстом.
Без ответа.

Он сварил незапланированную кружку кофе, закурил и пронаблюдал, как уголек добрался до фильтра.
Все-таки – без ответа.

«Чё, не приедешь?» – набрал, дослушал что-то внутри и нажал клавишу «послать».
Телефон помолчал, помолчал и вдруг, уже почти неожиданно, ответил:
«М-м-м… Не сегодня, прости».

* * *

Жар ударил в голову. Рука сдавила корпус.
Он сделал по комнате круг и остановился, глядя на экран. В глазах отпечаталась ненормативная лексика. Думается, душа телефона ушла в пятки…
Ничего не произошло.

Он метнул аппарат в кресло, двинулся на сияющую кухню, выдернул из холодильника бутылку водки, налил рюмку и вернулся. Пошевелил одеревеневшим лицом, выдохнул, залпом выпил и сел. Послушал физиологические ощущения, отметил занывший висок и вдруг успокоился.
Зевнул.

Безразлично подумал о том, что… что стоило бы подумать над таким оборотом… Как это вот так могло, учитывая то, что было раньше, и каким рисовалось будущее, с какого вдруг перепугу, но с другой стороны почему и не так, всё логично и закономерно, как справедливо сказано – необычайное сходство женщины с человеком не должно вводить в заблуждение, да ладно, лучше потом, потому что сейчас нет ни сил ни желания думать об этом…
Разве что…

Он потянул из-под себя телефон.
Как говорил Штирлиц – запоминается последняя фраза…

«Тогда – четверг!»
«А с субботы до среды уже все занято? :)»
«Увы! ;-)»
Tags: литература
Subscribe

  • О незаконченных делах

    Забавы взрослых называются делом, у детей они тоже дело, но взрослые за них наказывают, и никто не жалеет ни детей, ни взрослых Аврелий Августин…

  • Душа и деньги

    Я подумаю об этом завтра Скарлетт О ’ Хара Мне тут один френд в ЖЖ написал – дык ты, мол, романист, тебе деньги плотют? И…

  • Самый проклятый вопрос

    Если у вас есть сад и библиотека, у вас есть все, что вам нужно Марк Туллий Цицерон «To Varro, in Ad Familiares IX, 4» Каждое…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments