Арчи (archi_dotby) wrote,
Арчи
archi_dotby

Часы (продолжение продолжения)



Кстати. Помню как мир действительно перевернулся. И опять – ну что ты будешь делать! – часы мои в этом участвовали.
Это когда Цой погиб.

Мы в стройотряде тогда были.
День как день. В 12:30 часы остановились.
Я это как раз к обеду заметил. Что такое, думаю – раствора ляпнул, или стукнул где?
Ну, недосуг особо было расстраиваться – впахивали мы тогда, надо сказать, аки пчелы, капусту косили на всю катушку, часов по 12-13 в день… А работа – египетская…
У кого-то было: мозолистые от голода руки…

И вот – шабаш!
Идем мы, счастливые окончанием трудового дня, со своего Мавзолея (здания, которое из кирпича выкладывали), смотрим на звезды, предвкушаем настающую ночь… Одеяла и подружки ждут ребят… Воображение, вдохновляемое комфортом здорового тела… Бодро лоснящиеся потом лица…
Неподдельная такая поросячья радость.
А на базе сидят пацаны – длинные лица с большими глазами, и говорят: Цой, мол, погиб!

– Как, что?!
– Разбился, вроде…

Мы с Олегом молча переодеваемся – никаких пока эмоций – и рысью к нашим девчонкам, у которых проводили ночи и есть телевизор.
Приходим, а у них стол накрыт, глаза тоже большие и тишина. Мы к телеку – там новости, Миткова с ходу первой строкой: так и так, в 12:30…
Внутри мелькнуло что-то…

Не сговариваясь, одновременно, будто за одну нитку потянули – в прихожую, обуваться, девки – куда? – но мы их не удостоили даже ответом. Приходим к нашим, там все на ногах, везде свет и все ждут нас. Я молча лезу в свой рюкзак и достаю бутылку польской водки.
Необходимо лирическое отступление.

Полтора месяца в Карелии. Талонная система. Водка, которую везли с собой, кончилась частично еще в пути, окончательно – в первую же неделю. Пили при этом – ежедневно.
Поэтому сохранность в течение такого времени в таких нечеловеческих условиях этой бутылки – просто чудо, ухмылка Провидения. Воистину недюжинные над собой усилия, вся отпущенная могучая воля – будто водка сия была предназначена на экстраординарный, форс-мажорный случай… Ну, или – форс-минорный.
Что ж, на то и Провидение, чтобы провидеть.
Да… Ну, вот.

Садимся за стол, наливаем граненый стакан, накрываем хлебом. Находим в кассетах его единственную из имеющихся в наличии песен – «Звезда по имени Солнце». (Мы тогда на «Depeche Mode» в основном западали.) Молча пьем. Настроение, уж прости, Витя, за каламбур, похоронное. Луна волком из облаков…
А потом вдруг все разом начали говорить, говорить, и каждый слышит только себя – будто отгораживаясь этим, защищаясь…
Допили, встали, я иду к своей кровати и начинаю снимать штаны. Напротив садится Олег:
– Ты чего? Пошли к девчонкам!
– Какие, на фиг, девчонки?!
– Пойдем, им сейчас плохо…
И я иду за ним, чувствуя себя почему-то предателем толстокожим.
Приходим, а наши Светка с Иркой уже прикончили поллитру, сидят перед второй, тушь растеклась до подбородков и закуска не тронута… Бросаются к нам на шеи, ревут… Соски на грудях холодные, как собачьи носы.

Домой возвращаемся в шесть утра, над миром занимается заря и полное ощущение какой-то нереальности случившегося – ведь жизнь так прекрасна и удивительна, что ничего подобного вчерашнему в ней просто быть не может…

Да ведь если где-то происходят автокатастрофы, рушатся небоскребы, гибнут в давке, а ты себе, предположим, кирпич на ногу роняешь – все равно же очень больно!

Короче, вдыхаю всей грудью рассвет, потягиваюсь, смотрю – а часы пошли.
Бессердечная мудрая молодость…

Эх, учили мудрецы: люби, но не привязывайся. Молодость это знает. Она вообще все знает – правда, не всегда догадывается об этом. А потом…
Ну, про взрослое безумие я уже упоминал.

Я сейчас по-настоящему жалею об одном: к часам своим привык. Привык, это значит – перестал, и уже давно, им радоваться, ими любоваться, ими восхищаться. Так бывает с вещами и даже – увы! – с людьми, особенно близкими. Всё что в жизни привлекает, мы тут же стремимся взять, овладеть, захапать – чтобы, привыкнув, перестать на них даже смотреть. Есть в этом что-то дьявольское…

Мистики с ними, вообще, хватало.
Вот, например, прикол.

Отдыхали как-то у Леньки в Веснянке – праздновали что-то, поди. И пацаны вроде все свои, проверенные да испытанные – а чего-то злостно мы не поделили, здорово повздорили, до кровной обиды. Ну – напились до визгу, как зонтики… А по пьяне ж ничего не стоит правду рубануть… Слюна покончалась. Почти взаимооскорбление действием началось.
И тогда я чего-то высказал в искрометательном стиле, плюнул, глянул на часы – 2:22 – хлопнул дверью и пошел во тьму. Покинутый всеми, покинувший всех. Осердясь на блох, и шубу в печь.
Иду, курю – чуб в золоте: то песни распеваю, то матом вслух ругаюсь. Гордое сознание собственной неправильности. Танк, гуляющий сам по себе. Ноги несут, весна цветет… Луна, как захватанный грязными пальцами золотой червонец – здоровенная такая, сочная…

Пришла мысль подумать. Подумал. Трагизма мало показалось. Стал Есенина с выражением читать, «Черного человека». Я эту поэму с категорической юности уважаю.
Дохожу до апофегея:

…Ах ты, ночь!
Что ты, ночь, наковеркала?
Я в цилиндре стою.
Никого со мной нет.
Я один…
И разбитое зеркало…

Глядь – Восток! Двенадцатиэтажки с мозаикой, проспект с кудрявой зеленью… Рассвет набухает – чистый-пречистый! Мир вокруг громкий, как пустое ведро…
Ну занесло!

Часы на руке тикают – прямо неправдоподобно оглушительно! – и тиканье это терзает, как капли на темя в старинной китайской пытке… Я на них: 2:22!
Я к ним лицом – что за чертовщина?! – и лбом о край ванны: тресь!!!
?!.

Сижу на полу в Ленькиной ванной.
Заперт изнутри.
Свет выключен.
2:22…

…Разве музычку поставить?.. А то сумеречно что-то, серо, тоскливо – хоть огонь зажигай…
Фигурально выражаясь, мне сегодня обломилась бочка дегтя. Где же найти столько меду, чтобы уравновесить жизнь до необходимой нормальной пропорции?
Главное – я же себя не растравливаю, нет! Наоборот – стараюсь изо всех сил успокоиться, посмотреть философски, плюнуть-растереть…
Не получается!
Как иногда трудно хозяйничать в себе…

Помню, в детстве, во времена мушкетерского захлеба, встретил у Дюма фразу, которая на юную мою пластичную душу произвела колоссальное впечатление! Вот она: «Небо посылает нам испытания соразмерно величию нашей души»!
!!!
Tags: литература
Subscribe

  • Записки на клочках огрызком карандаша

    Никанор Иванович до своего сна совершенно не знал произведений поэта Пушкина, но самого его знал прекрасно и ежедневно по несколько раз произносил…

  • Злопамятный Морфей

    В юности у событий совсем другой масштаб, они отбрасывают тень на всю судьбу Виктор Пелевин «Тайные виды на гору Фудзи» Я…

  • Смысловые галлюцинации

    Как грустно разглядеть жизнь, понять, какова она, и не понять, зачем она! Иван Гончаров «Обыкновенная история» Лето буянит. Лес…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment