Арчи (archi_dotby) wrote,
Арчи
archi_dotby

Categories:

Часы (продолжение)



Вот Танька, например.
Я, когда на часы смотрю… твою мать!
Я, когда на часы смотрел, часто Таньку вспоминал.

А ведь с полгода уже не видались... Виноват сам – как холостяк со всё возрастающим стажем, я довольно мнителен… Чистый Гамлет.

Помню, она приехала ко мне как-то летом, вся в депрессии. Глаза трагические, как у обезьяны. Накрашенная, хоть в гроб ложи. Мы ходили на водопад купаться голышом, играли в жмурки…
Тут, вообще, целая история.

Я давно… охмурял ее, что ли. Пару лет, не меньше. Не торопясь, не форсируя, методично. Зачем? Бог знает… Спорт… Она соседка Андрюхи, мы виделись периодически, участвовали в каких-то пьянках, ходили на концерт Земфиры, в картишки поигрывали, на дни рождения друг дружку приглашали, валютой менялись… Она была замужем, и несчастно, Сережа ее – законченный тип, пил, поколачивал ее, но двое детей, и всё же развелись, потом был у нее Игорь, и тут не сложилось… И ляпнула она мне как-то, будучи подшофе, заболтавшись до полной откровенности, что, глядя по телеку-видику, как девки орут во время секса, никогда их не понимала, ибо сама оргазма в жизни не испытывала, и было-то у нее всего два мужика – Сережа да Игорь… А мне тогда – ух, не могу! – так вдруг стало за державу обидно, и дал я себе душераздирающую клятву доказать ей, что могут девки орать без притворства, что – есть Кабальеро…

2 июля был у Андрюхи день рождения.
Еще с утра я знал, как все будет: мы сядем пить, в 20:00 начнется финал чемпионата Европы, я, под предлогом шума-гама, уйду его смотреть к Таньке, и там останусь. Скрестим, так скть, в поединке наши пылающие либидо…
Так в целом и вышло.
Она дала мне ключи, сама осталась за столом. Нагулявшись, пришла глубоко заполночь. Долго смотрела на меня, как смотрят на течение реки. Или на пламя костра. Я был изрядно пьян, хотя все помню. («Всё помню, а изменить ничего не могу») Под утро она сдалась… Нет, правильно будет сказать: перестала противиться судьбе.
Женщины предсказуемы.

Я начал бодро и изобретательно…
И вдруг сдулся! Перестал что-нибудь мочь!
Шок.

Я молча оделся, она молчала тоже, и уехал, ощущая себя полным идиотом и импотентом… В троллейбусе уснул… От шока.
Надо же, мне – и так больно!

Вот я дома, голову в подушку – и почти сразу суровый полдень, и куда-то надо идти, а голова чужая, и я включаю «Радио Рокс» на всю катушку, залажу в ванну – но делается хуже, вылажу, обзываю зеркало, расползаюсь в кресле, в полотенце, ноги на стол, а «Рокс» орет! – и нет сил сделать тише, сдуру закуриваю – вот уж чего совсем не стоило делать!! – и поплыл окончательно – а «Рокс» орет!!! – и мучает муха, настойчиво пытающаяся пристроиться на влажной ноге, как бедного Иванушку на протяжении всего его трудного пути по арбатским переулкам невыразимо мучил тяжелый бас, певший о своей любви к Татьяне...

Поначалу травма была столь остра, что ни о чем другом и думать не мог всерьез… Не знал, куда деваться – как белка, которую из колеса вытряхнули… Даже с членом своим разговаривал, придурок! Хотя уж он-то тут при чем…
Просто – слова от горя отвлекают… От горя, я замечал, многие становились такими красноречивыми… А еще в слезную жалость к себе кидаешься – тоже радость…
Домино никогда не увлекался, но знаю, что есть такая костяшка – «пусто-пусто». Вот это – ровно про мое тогдашнее состояние…

Ох, даже память трусит…
Не будем слишком забираться на эту тему.

Впал я, короче говоря, в смертный грех уныния без всякой осторожности. Надумал себе всего, нагрузил… Формулировки – наотмашь. Будущее – воспоминания…
Через дня только три обнаружил, что часов-то на мне – нету!
Я туда, сюда – не вспоминается!..
Но – на общем фоне это было… как-то естественно, что ли. Тут жизнь не задалась!
Хорошо бы научиться по желанию мозги отключать.

После притупилось, но – пару недель с устойчивым упрямством внутри жил дискомфорт. Такое слегка нарушенное ощущение реальности – вот как в метро «Первомайская», где перроны снаружи, а пути рядом. Тут уже в дверях путаешься, а если еще одновременно с твоим поездом на станцию приходит встречный, и начинает тормозить, а твой трогается, то – полное достоверное ощущение, что столбы между путями тоже едут, в твою сторону, только медленней… Ну, за компанию начинает ехать крыша; все куда-то едут…
Я себя, конечно, лечил разными методами – и интеллектуальными, и психологическими, и водкой, к примеру… Водка заключает в себе оба метода. Никто же не отменял жестокой необходимости жить дальше…
Получалось на троечку. Барахтался в потоке сознания. Про часы и не вспоминал.
И вдруг она позвонила, отругала за то, что я ни разу не объявился, приехала…

И случилась замечательная ночь! Мы взвивались, кружились и обрушивались друг на дружку, аки гепарды… У нас будто не стало кожи…
Во всяком случае, показалось, я был, как минимум, неплох.

А наутро мы по рюмашке, и солнышко так в окно, птахи…
И тут она из сумочки – часы мои! Меня аж чуть -надцатый оргазм не хватил.
Ты так тогда, говорит, драпал, что странно – как голову не забыл! Ну, а я, говорит, эти дни, приду домой вечером: на часы – на телефон – на часы – на телефон… А ты не звонишь…

Ё-мое, точно сейчас слезу пущу…
На этой картине до сих пор не высохли краски…
Если уж быть честным перед собой, надо признать: сегодняшнее – наказание мне за эти полгода… Я, конечно, дурак, но не настолько же, чтоб отказать себе в интуиции, рассудительности, воображении и сострадании… Хотя, может быть, у меня к ней сейчас такое хорошее отношение только лишь потому, что у нас, по сути, никаких отношений-то и не было.
Старый я уже: чуть что – слезы… Правда, и сохнут быстро. Точно – старый… Надо выпить – а то ощущение, будто мир перевернулся…

Странная вещь! Когда тебе хорошо – это почти всегда просто и конкретно. Например. У меня есть это! Я сделал то-то! А когда плохо – вот как у меня сейчас – это чаще всего смутно и безгранично, как бодун. У меня нет – о, как много у меня нету! Я не сделал – о, сколько я не сделал! Хорошее ощущение понятно, а плохое – может своей туманной неопределенностью напоминать чувство вины за происходящее в стране.

Ха!
Я сейчас вспомнил, какой аргумент предъявил Тане, когда она, уже колеблясь, но еще осознанно не собираясь ко мне, спросила:
– А что, вот если б я на самом деле взяла, да и приехала сейчас?
– Думаю, мир не перевернется и не остановится от этого, – ответил я с беспощадным здравомыслием. (Откуда только взялось?)
И – приехала…

Мы чаще всего благодарны женщине, если она может настоять на своем.
Tags: литература
Subscribe

  • О везении

    Кому повезет, у того и петух снесет Глеб Жеглов Усаживаясь на балконе с карандашом и кружкой, накидываю лапсердачок, укоризненно глядя на…

  • О выборах

    Alea jacta est Gaius Iulius Caesar Скажите мне, граждане (а также лица без гражданства): как лучше – когда есть выбор? не легче ли…

  • За стабильность!

    – Что вообще в мире делается? – Стабильности нет. Террористы опять захватили самолет… к/ф «Москва слезам не верит»…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments