Арчи (archi_dotby) wrote,
Арчи
archi_dotby

Клякса (продолжение)



…Мозг, пропитанный алкоголем, отключился. Он и раньше участвовал мало, но все же потреблял энергию. Теперь щелкнул тумблер – и весь ресурс организма выстрелил в тело.
Правая рука ударила по рычагу, с адским хряпом, без сцепления, втыкая вторую передачу, – правая нога, бросив тормоз, вплющила в пол педаль газа, – левая рука кинула руль вправо, и сразу опять влево.
Все одновременно.

Автомобиль заложил кормой широкую дугу, задние колеса почти вынесло над обрывом, в березняк, но передние со стоном, переходящим в визг, выгребли, выволокли центробежно уносимый кузов – машина вильнула, всхрапнула, выскочила на асфальт, как из рогатки – руль вправо, по тормозам – и заглохла ровно посередине перекрестка.
Он несильно стукнулся лбом в стекло.

* * *

Мир был туннелеобразен. Ощущения – в точности раллийные, когда смотришь по телеку с камеры, установленной внутри болида: освещенный сектор, дико летящий на тебя, и все время норовящая вильнуть в сторону дорога.

Он ехал со скоростью 90 километров в час.
Это было очень трудно – асфальтированный невесть когда проселок будто намазан маслом: машина соскальзывала, болталась по всей ширине.
Он сжал зубы, пригнулся, впился в руль до побеления костяшек и ловил, ловил, ловил траекторию…
Медленно ехать нельзя! – так решил он. – Подозрительно…

Незаметно светало.
Рассвет не приходил откуда-нибудь с конкретной стороны, он был везде, всюду – и химреактивом растворял сразу всю ночь. По сторонам дороги проступали поля с пригорками и рощами, будто присыпанные пеплом.
Он приметил это самой-пресамой периферией сознания, но тут же навел резкость – мелькнули по бокам один, потом два домика, еще группа строений…

Трррах!
Машина подпрыгнула и плюхнулась обратно на асфальт, взвизгнув и хрипнув одновременно всем нутром. Закачалась, завиляла, повлеклась в обочину…
Он еле успел оттормозиться.

…Полицейский, мать его! – осознал он и обмяк на сиденье. – Это же Заславль… Теперь можно не лететь. Теперь надо пасти знаки…

Он ехал и почти свободно рассматривал серый городок.
Пустота даже не провинциальная – мертвая. Парочка попавшихся светофоров не подмигивала желтым глазом – уснула навек. Покинутый возле гастронома экскаватор – будто гигантская птица с надломленной шеей. Телеантенна на крыше, нацеленная куда-то далеко-далеко, где цивилизация…
Как после нейтронной бомбы.

Какая-то жизнь с огнями обозначилась на железнодорожном переезде – и снова канула в агонизирующую ночь.
Нет – все-таки уже утро. Видимость лучше…

Он гуманно переехал «спящего полицейского», отметил в голове знак «конец населенного пункта» и прибавил газ.
Подъем. Изгиб. Поле с копнами. Озерцо справа. На спидометре 95. Машина слушается. Дорога удерживается.

…Вот еду – и ни о чем не думаю. Это плохо, что я ни о чем не думаю. Или хорошо? Может быть, это медитация? Или все-таки это плохо? Время идет… Жизнь проходит… А я ни о чем не думаю… Надо думать… Надо о чем-то подумать… О чем?
Он встряхнулся и перехватил руль, чуть ослабив занемевшие руки.

…О чем я способен сейчас думать? О своих ощущениях? У меня ничего не болит… Я устал? Я вообще, похоже, от жизни устал. Бессмысленно все… Зачем я стремлюсь на эти тусовки? Чтобы что? Что за стремление к обществу при полном презрении этого общества?! Разнообразие – соль жизни? А я насчет соли – больной человек… Я и умру, наверное, от пересолки организма…
Он взмахнул головой и потянулся за сигаретой.

…Ерунда! Это – алкоголь. Не мое. И вот парадокс. На свете так много всего, чего ты достиг, нахапал, заграбастал! И, как только это стало МОЕ – перестал пользоваться. Смотреть. Помнить. Будь это кино, будь это жена… Ай, мол – всегда успеется… А сам – за новым… Не своим. Нет. Надо бросать пить, нахер! Я устал от водки и сигарет… А чтобы не бросить или, допустим, не соскочить на более продвинутые яды, приходится привлекательно оформлять процесс потребления этих: изящные бутылочки, хрумстальные рюмочки, дорогие зажигалки, блюмстящие портсигарчики… А жизнь же и так прекрасна и удивительна! Если не вдаваться в подробности… Ну, то есть, удивительной она остается и в подробностях, а вот прекрасной, к сожалению, не всегда… А может – к счастью? В самом деле, что за кайф – жрать всю жизнь наливные яблочки? Оскомину набьет…

Два холма, сжавшие дорогу, вдруг расступились. В обе стороны сверкнуло большое, широкое, ровное шоссе.
А еще блеснул знак «STOP».

И еще сверкнули красный и синий маячки патрульной машины – в полусотне метров, на обочине красивого широкого шоссе. И два силуэта рядом, с огоньками сигарет и светоотражающими полосками на одежде.

Маячки вращались лениво, силуэты стояли и смотрели на восток…
А потом машина шухнула через шоссе, врезал током очередной «полицейский»…
Ощущение – будто влепили пощечину.

Глаза распахнулись – в зеркале заднего вида стремительно сворачивалась обратная перспектива, но на краю ее, почти на излете, в последний миг присутствия – глаза впитали, вонзились в разлетевшиеся трассирующие окурки и силуэты с видными полосками, метнувшиеся к маячкам…

* * *

Это было легко и страшно.

Легко: ты четко, мгновенно соображаешь, тело реагирует на мозг, машина реагирует на тело, а главное, все решения приняты.

Страшно: чудится, будто ты на огромном ледяном поле, бежишь, пробуксовывая, но неуклонно набирая скорость, и нет предела этой скорости, и нет препятствий впереди, но только сзади беспощадный враг наводит тебе в спину большую пушку, он крутит колесики, прицеливаясь, и ты ощущаешь смертный холод из жерла ствола, и надо убежать подальше, подальше, быстрее, быстрее, потому что сейчас он точно попадет, а каждый шаг, каждый метр увеличивает твой шанс, но сейчас, пока, он слишком близко, слишком видно, и нет пощады, нет пощады…

* * *

Автомобиль страшно подбросило на ухабе.
Полусмертельно.

Он сделал одновременно 3 вещи: глянул на спидометр (стрелка заползла под «140»), совершил не подотчетные мозгу движения руками и правой ногой (машина зацепилась за дорогу и стала замедляться), оценил окрестность (слева за рядом деревьев дачи, справа непролазный какой-то косогор, впереди как на ладони изгиб и длинный мост). Спинной мозг чуял сзади, за дугой, укрытой косогором, надрывный плач сирены. Уши были заложены.
Секунд десять на всё про всё…

Итак.
Направо без шансов. Даже на танке.
Дорога.
Тополя.
Канава.
Заборы.
Дачи – по удаляющейся…

Оп-па! Кустарник, затесавшийся в ряд тополей!

Почти остановившись, он свернул, всунулся меж двумя могучими стволами…
Канавка на вид сухая, но буксануть – как два пальца…
Плавно повернул руль, плавно добавил газу…
Восстонав, выплевывая колесами дерн, машина заползла за кусты.

Свет. Зажигание. Кубарем наружу. Рывком в бурьян.
Сирена на полыхающем новогодней елкой патрульном автомобиле – мимо…
Tags: литература
Subscribe

  • Вирш на понедельник vol.254

    Не только первый пух ланит Да русы кудри молодые, Порой и старца строгий вид, Рубцы чела, власы седые В воображенье красоты Влагают страстные…

  • Цитатка на викэнд vol.256

    Kenjataimu [ けんじゃタイム] – время философа (яп.): непродолжительный в жизни обычного мужчины посторгазменный период, когда его мысли не…

  • Вирш на понедельник vol.253

    Любви, надежды, тихой славы Недолго нежил нас обман, Исчезли юные забавы, Как сон, как утренний туман; Но в нас горит еще желанье, Под гнетом…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments