Арчи (archi_dotby) wrote,
Арчи
archi_dotby

Categories:

Маски (начало)

На свете былей непочатый край,
Ничем не замечательных – тем боле.
Не лез бы я и с этой…
Борис Пастернак
«Спекторский»


Сегодня с утра вдруг (или наконец?) запахло во дворе весной.
Это меня так рано и разбудило. А с недосыпу я – чистая сомнамбула: глаза остановившиеся, маньячные (проверял в зеркале), в движениях несообразность, мозг медленный и вообще странный. Мир чудится мне, а повседневный, привычный, с проверенными цветами и движениями – будто ширма, да не слишком искусная, за которой прячется этот чудящийся настоящий.

Так и сегодня: ванну налил зело горячую, кофе убежал, вентилятор в компьютере загудел с подвыванием, как живой. Долго разыскивал сигареты по всему дому, начал почти приходить в отчаяние – и тогда пачка, сжалившись, материализовалась прямо посреди стола.
И я понял – пора.

Да, пора.
Хватит.
Эта история живет во мне своей неподвластной жизнью, соки сосет – изводит, можно сказать.

Я должен ее написать. Надеюсь, это принесет терапевтический эффект – разобраться, расставить точки над «ё» и…
Не знаю.

* * *

Скажите, какое зрелище – самое концептуальное на свете?
Говорите – у каждого оно свое?
Ну так я вам сейчас расскажу.

Нужны некоторые условия, не сильно, впрочем, экзотические – безлюдье, озеро, лодка, и еще ясная, тихая июльская ночь.
Надо выгрести подальше от берега, бросить весла и сделать в себе тишину.
И вот тогда звезды, которыми набито черное неподвижное небо, четко отразятся в черной неподвижной воде – и вся эта мириада окружит тебя, поместит в самый центр Вселенной, заиграет, закружит голову… И небо, бывшее неподвижным, задышит, и вода, казавшаяся стоячей, заискрит… Они, и так мало различимые друг с дружкой, сольются, срастутся в одно неизмеримое пространство, испещренное точками света – такими освежающе прохладными в душную ночь, такими манящими…

И ты понимаешь одновременно две вещи: центр мира – это именно ты, мир для тебя и существует, ты свободен и всесилен; но – Кто-то за тобой все-таки присматривает…

* * *

Трое в лодке знали: центр мира – это они и есть.
И даже больше: сейчас им казалось, мир – всего лишь арена, созданная для того, чтоб им было где применить себя.

Вчера, по незапамятной традиции, трое друзей – бывших однокорытников по институту – съехались на дачу накануне Ивана Купалы.

Народ в глухих уголках нашей заповедной Родины издревле отмечал (да и ныне случается) сей праздник летнего солнцестояния песнями, играми, шутками, гаданиями, обрядами с огнем и водой, собиранием целебных трав, а также – самое главное! – поисками цветка папоротника. Он-де, мол, зацветает один раз в году, в эту именно ночь, и ежели кому сие чудо покажется – будет тогда счастье на веки вечные.

Известно, впрочем: романтизм – признак скуки и сытости, так что наши персонажи столь обширных планов не строили. В программу входило всего несколько обязательных пунктов: потрындеть за жисть, баня, шашлык, рыбалка, а также – хорошенько накушаться водочки, до изнеможения, чтоб уже вообще ничего не хотелось.

Стало быть, с колес, совершив торжественный акт группового принятия спиртного вовнутрь, а следом маханув и для тонуса по стаканчику-другому, затопили ребята баню, разожгли пионерский по высоте костер из отборного, хранимого только для лучших случаев березняка, маханули еще, взяли с собой и отправились браконьерить.

Волшебство праздничной ночи оставить равнодушным не могло – и не оставляло.
Но, по правде, было оно несколько задвинуто на фоновый план – потому что каждый занимался делом: Инакенций чутко правил лодкой, ведя ее вдоль полосы кувшинок; Серега производил руками пассы, выкладывая в воду полосу сети; Дима наливал из военной фляжки и прикуривал сигареты. Последнее занятие считалось самым важным – курили одну за одной. Очевидно, чтобы после города кислородом не отравиться.

Старались не шуметь.
Не далее километра, за мысом, база с егерями. Они-то, конечно, давно уже пьяные валяются, а все-таки… Ночь ясная, бинокли цейссовские, катер резвый…
Вот кончилась у них, предположим, водка. Страшная вещь! Эдакая коллизия пробуждает беспощадную изобретательность! Наливай им потом, хвостом виляй…
Нет, в принципе, на этом конце озера, в виду Диминой дачи, спокойно. Как-то, все-таки, не первый год замужем, инспектора, с большего, в корешах, не один декалитр распит… Димин шурин вообще их по дешевке спиртом снабжает. Даже Инакенций как-то по заказу привозил из столицы определенный специфический шнур…
Друганы, короче. Однако… Больно уж во хмелю буйны и целеустремлённы.

Процесс рыбогубства шел не так быстро, как хотелось. Сеть видала виды, да и хранилась не идеально – заскорузла, слиплась, перехлесты, запуты…
Серега пыхтел и сквернословил, Инакенций утомительно лавировал лодкой вперед-назад…

– Как думаете, пацаны, – Дима налил и чиркнул зажигалкой, – есть кто-нибудь, кто, глядя на наши действия, воспринимает это, как копошение червей в навозной куче?

Скрипнула уключина. Инакенций вынул весло, плеснул горсть воды, сунулся вставить на место – и не попал. Железо лязгнуло по дереву, лопасть плюхнула – да так всё оглушительно, что, показалось, небо треснуло пополам, и звезды обрушились в воду.
Дима выронил фляжку, дернувшись помочь, лодка качнулась с неожиданной резкостью – и Серега, перегнутый через корму с охапкой сетки, кулем ухнул за борт.
Tags: литература
Subscribe

  • Душа и деньги

    Я подумаю об этом завтра Скарлетт О ’ Хара Мне тут один френд в ЖЖ написал – дык ты, мол, романист, тебе деньги плотют? И…

  • Самый проклятый вопрос

    Если у вас есть сад и библиотека, у вас есть все, что вам нужно Марк Туллий Цицерон «To Varro, in Ad Familiares IX, 4» Каждое…

  • О везении

    Кому повезет, у того и петух снесет Глеб Жеглов Усаживаясь на балконе с карандашом и кружкой, накидываю лапсердачок, укоризненно глядя на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments