Арчи (archi_dotby) wrote,
Арчи
archi_dotby

Шея чайки

Нужны новые формы. Новые формы нужны, а если их нет, то лучше ничего не нужно
Антон Чехов
«Чайка»



…Всю ночь Остап писал при колеблющемся свете электрической лампочки. На рассвете к нему в окно заглянула лошадь.
– Иди, лошадь, – сказал сочинитель, – не твоего ума это дело.

Бендер, как известно, написал сценарий, который был у него похищен глухим звуковиком на 1-й Черноморской кинофабрике.
С тех пор минуло много лет.
Очень.
Скоро, глядишь, век пройдет.
И следы этого могучего труда – «Шея. Народная трагедия в шести частях» – заметает песок времени…

А ведь он есть!
Или она, раз «Шея».
Или оно – великое произведение. Потому что какое еще творение могло выйти из-под пера великого комбинатора?

И вот я иногда с похмельной тоской взираю в небеса.
И грезится мне, как летают в потусторонности листы из папки с ботиночными тесемками, исписанные размашистым почерком сына турецко-подданого.
Они трепещут, они взывают, они хотят к людям…

Такой удар со стороны классика.

В такие моменты хочется плакать и верить, что простокваша на самом деле полезнее и вкуснее хлебного вина…

Я твердой рукой наливаю себе пива и торжественно обещаю почтить память Остапа Ибрагимовича: вернуть людям утраченный шедевр, написать заново эту проклятую «Шею»!
Вот только вздремну после обеда…



Это была преамбула.
А амбула такая.



Пошел я в театр.
Белорусский государственный молодежный.
«Чехов. Комедия. Чайка»

Сцена в минималистичных тонах.
Аскетическая обстановка – то есть, стулья.
И всё.

Я приложил руку к груди – глухо заворочалось отчего-то сердце…
Предчувствие меня не обмануло.



Нет, граждане.
Успокойтесь.

Не было музыкального вступления, исполненного на бутылках, кружках Эсмарха, саксофонах и большом полковом барабане Галкиным, Палкиным, Малкиным, Чалкиным и Залкиндом.
Хотя исполнители временами мычали низким и страстным голосом, каким иногда среди ночной тишины вдруг горячо и хлопотливо начинает бормотать унитаз.

Не было Подколесина, врезавшегося в толпу верхом на Степане.
Хотя Нина Заречная проскакала на Треплеве.

Не было политической отсебятины, когда гоголевский Степан испужался Чемберлена.
Хотя чеховский повар периодически дерзил залу.

Не было в руках Агафьи Тихоновны зеленого зонтика с надписью: «Я хочу Подколесина».
Хотя на спинах артистов были крупно намалеваны имена действующих лиц.

Да и мебель была вовсе не древесных мастерских Фортинбраса при Умслопогасе им.Валтасара – а железные стулья, без изысков, зато крепкие.
Замечательная их прочность стала очевидной, когда все персонажи с первых минут принялись по стульям прыгать, скакать, усаживаться по двое, швыряться и чуть ли не жонглировать…
Довольно оригинально.

А я сквозь проступающие слезы понял, что опять опоздал.



Остап Бендер в сопровождении Ипполита Матвеевича Воробьянинова посетил театр Колумба.
Давали гоголевскую «Женитьбу».
Бессмертный этот спектакль (текст – Н.В.Гоголя, стихи – М.Шершеляфамова) по халатности Ильфа с Петровым наверняка реет где-то рядом с «Шеей», вопия о себе, ибо, как говаривал Константин Гаврилович Треплев, «нужны новые формы…»
Я внимал и соглашался – нужны!
Я плакал и верил, и обещал себе восстановить всё-всё, вплоть до грязных подошв Агафьи Тихоновны…

А Белорусский государственный молодежный театр меня опередил.
То есть, пошел дальше.

Он дал новую «Чайку» (текст – А.П.Чехова, сценическая редакция – Искандера Сакаева).
А большой полковой барабан и кружки Эсмарха в звуковой партитуре вполне заменила белорусская народная песня «Ой, сiвы конь бяжыць»…



Короче говоря, это становится невыносимым.
Решительно отставляю в сторону пивную кружку, подавляю зевок и сажусь писать.
Потому что «надо изображать жизнь не такою, как она есть, и не такою, как должна быть, а такою, как она представляется в мечтах».



А спектакль, кстати, рекомендую.
Искренне.
Перечитал после него оригинал Антон Палыча – показалось вяловато…

Единственное – стульев на сцене было тринадцать.
Неувязочка.
Да еще в фойе театра вместо тетки с программками неплохо бы смотрелся Тарас Бульба, продающий открытки с видами Днепростроя.

Но это я уже придираюсь…
Tags: быт, литература, театр
Subscribe

  • Злопамятный Морфей

    В юности у событий совсем другой масштаб, они отбрасывают тень на всю судьбу Виктор Пелевин «Тайные виды на гору Фудзи» Я…

  • Смысловые галлюцинации

    Как грустно разглядеть жизнь, понять, какова она, и не понять, зачем она! Иван Гончаров «Обыкновенная история» Лето буянит. Лес…

  • Неюбилей

    Писать нужно то, что не можешь нигде прочитать Валерий Молот Вчера исполнилось 7 лет моему ЖЖ. Он изменил мою жизнь. Структурировал,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments