October 3rd, 2017

Хитрое эго

Копаясь в своей душе, мы часто выкапываем такое, что там лежало бы незаметно
Лев Толстой
«Анна Каренина»



У меня есть друг.
Чрезвычайно непрактичный человек.

Он не ориентируется в незнакомой местности – найдется тот, кто выведет.
Он инфантилен в быту – пусть ближние занимаются кулинарией, дырявым носком и переустановкой винды.
Он забывает даты, распорядки и расписания – жизнь, если надо, сама напомнит...

Он не всегда был таким. В детстве – развитый мальчик, пятерки и спорт; в молодости – реальный пацан, любовь и кровь... Умел и думать, и делать.
А потом кончилась, с позволения сказать, учеба – началась жизнь. Уехал из столицы к родным пенатам, женился, принялся посещать завод. Родил детей, купил машину. Попутно обнаружил в себе религию и страсть к рыбалке. Курить бросал, и начинал опять. Пил, разумеется...

Мы общались регулярно, поэтому я ничего особенного не замечал.
Да ничего «особенного» и не происходило – при взгляде со стороны. Внутри себя он шел, конечно, через какие-то этапы – говорю же, думать умел...

Однажды он заболел. Больничка, операция... Алкоголь уменьшился – звонки поредели.
В этой связи я дистанцировался от привычного образа. Образ этот, как обои на стене, устоявшийся и почти безэмоциональный: живем на расстоянии, интересы с возрастом всё дальше, а былые совместные подвиги едва различимы сквозь паутину лет – да и то, по случайному капризу памяти...
В несчастьи друга всегда обнаруживается сначала некое тайное удовлетворение (у самого-то, по сравнению, норм), а затем переосмысление. Фантазия предлагает разные варианты будущего – вплоть до фатального развития событий, – и на этом фоне прошлое как бы подсвечивается. Бывает, повезет – увидишь важное...
В этот раз мне открылся удивительно цельный характер. Даже, признаюсь, несколько обидно, что только сейчас...

Мой друг жил – и живет – так, будто мир ему должен.
Словно обязан ему по гроб жизни.
Люди, женщины и вещи существуют единственно для и ради него.
Он – центр и смысл мироздания...

Он занимается тем, чем хочет – остальное не умеет.
Он не решает непривычные задачи – всегда будет кому подсказать.
Он натурально деградирует – всё, что можно поручить другим, вычеркивается из собственных способностей...

Преувеличиваю? Сгущаю краски? Смещаю акценты?
Нет.

Подумайте, например, о себе.
Мы все так живем. Мы эгоцентричны – инстинктивно, как условие выживания. И естественным образом этот наш инстинкт толкает нас в кучу, заставляет взаимодействовать и заботиться о другом – так выжить легче. И умереть, кстати, тоже (не менее важная человеческая задача): героическое самопожертвование – отличный способ почесать эго.

Но это, как говорится, средняя температура по больнице. Есть полюса, на которых маргиналы.
С одной стороны – безумцы, лишенные собственного «я». Крутые или жалкие, они – ошибка Природы (типа богомола, жертвующего чугунной своей башкой ради потомства). Или – подозреваю тут подвох – некий символ для вразумления/устрашения основной популяции: Природа же не ошибается...
С другой стороны – мой друг (Природа как бы подмигивает). Чистый, незамутненный эгоист. Ни одного движения духа и тела не ради себя! Особенно восхищает, что качество не врожденное – это результат могучего телесного и духовного Пути...

* * *

Он – мой друг.
Почему?

Может быть – я и сам такой?!.