September 19th, 2017

Эстетическое насилие

1) слабость, 2) лень, 3) глупость – единственное, что может быть названо пороками. Все остальное, при отсутствии вышесказанных, добродетель
Иосиф Виссарионович Джугашвили



Я поиграл вчера в футбол.
Скажу вам правду: до изумления жестокую борьбу с собой устраиваю каждый понедельник. Просто разламываюсь пополам в сражении ленивого, старого, дряхлого тела с пока еще неукротимым духом...

В такие моменты встает один не разъясненный до конца философический вопрос. Пора б его разъяснить.

* * *

Мы с товарищами и женщинами ездим летом на Природу, где пьём и поём. Общество, по меткому выражению Воланда, небольшое, смешанное и бесхитростное. Состав, в целом, устоявшийся, но случаются флуктуации. Так один мой друг, отбросив суету и текучку, влился в компанию. При этом выяснились наши с ним некоторые стилистические разногласия во взглядах на способы коллективного веселья.
Что я имею в виду?
Он, значит, выпьет, хватает гитару и начинает примитивно на ней бренчать, предлагая подхватить песню.
Я стараюсь это остановить – вот, мол, есть у нас профессионалы, они сыграют хорошо.
Но ведь это ж единение, совместный хоровой кайф! – вскидывается он.
Кайф не в бренчании! – завожусь я. – Послушав Диму, Андрея, Павла, я оставил даже мысли об игре – а умею не хуже тебя – и подарил свою гитару племяннику; кайф – в качестве исполнения...

Сие настолько противоречило устоявшимся в человеке представлениям, так его напрягло... Как же – звезды, костер, бухло, горлобесие... Как здорово, сука, что все мы здесь...
Через время он придумал аргумент.

Ты в футбол играешь? – спрашивает эдак невинно.
Стараюсь! – горжусь я.
А ты что – лучше всех играешь? – цапает он за мягкое. – Ты играешь профессионально?!
Я не нашелся, изобразил глупую ухмылку и заткнулся.
Да и забыл – как всё неприятное, что мы выкидываем из головы по причине оной неприятности.
Но каждый понедельник...

Утро начинается с тягостной мысли – сегодня играть...
Тут же включается осязание. Как компьютер, я тестирую телесность – не болит ли где? Как там мой голеностоп, латеральная связка колена, поясница?...
С надеждой, блять, что болит! Потому что вопрос тогда снят – можно комфортно растекаться в своем кресле...
А оно, гадость такая, не болит!
И гордый дух мой взбрыкивает – в бой! Ведь старость, а за нею смерть приходят именно так: начинаем жалеть себя, беречь, экономить – и сдуваемся, понижаем энергетику, костенеем... Мы сморщиваемся, как желудок блокадника.

Теперь он просто не может
То, что раньше ему было лень...

Когда мужчина перестает работать (в любом смысле, но, главное, над собой) – он начинает болеть. Умирать.
Я непрофессионально играю в футбол – потому что всю жизнь предпочитал индивидуальные виды спорта. Но это то, что мне доступно сейчас, как способ борьбы за качество существования – за жизнь.
(Фу, как пафосно – но что делать?..)

А индивидуальными видами пускай занимаются профессионалы. Как говорил Филипп Филиппович, в Большом пусть поют, я буду оперировать. Швондеры должны заниматься чисткой сараев – прямым своим делом...
На гитарах нехай играют гитаристы – а то заводы стоят...

* * *

Сегодня вторник.
Спал плохо. Всё ноет – связки, суставы...
Но я доволен – жизнь продолжается.