February 16th, 2017

Особенности безответственного творчества

Если машины нет – значит, поехали на задание. Или за водкой. Водки у нас много – значит, поехали на задание
х/ф «Особенности национальной охоты»




Я засыпаю ночью – словно ухожу на задание. В разведку. За «языком». Я должен утром вернуться с пленным, который расскажет важное.
Когда и если это удается, я с достоинством гляжу в глаза небу. Умытый и сосредоточенный, сажусь за стол и оглушительно сёрбаю из любимой кружки вкусный по такому случаю кофе. Оттягиваю неизбежное – раскладываю пасьянс, листаю ленту друзей, заглядываю в чаты, скольжу по новостям... Пойманное ждет, слабо трепыхаясь, как рыба на кукане.
Я строго обозреваю день – не притаилась ли какая суетность, могущая помешать? Что-то такое всегда ждет – душý на корню или отпихиваю на вечер/завтра/потом...

Ну и – пора.
Приступаю к допросу. По старинке, для надежности – бумага и ручка.
«Язык» говорит. Я записываю.

* * *

Информаторы бывают разные.
Чаще это зачуханный ефрейтор, недалекий и косноязычный, с обстреливаемой передовой, озабоченный единственно выживанием и ориентирующийся недалеко вокруг собственного носа – из такого выжимаешь разве незначащую записку, узкотактическое и быстро теряющее актуальность донесение, вроде поста в ЖЖ.
Попадается порой румяный какой-нибудь начфин или зампотылу, в чине околополковника; говорит вроде бы охотно, только много шелухи и перепуганной сумбурности – устало фиксируешь долгословные излияния, надеясь потом, когда-нибудь, в затишье на безрыбье проанализировать и выкристаллизовать интересное и/или полезное, годное на перспективу.
Изредка, исчезающе мало, прёт: чудом добываешь злого, жилистого генерала в богатом мундире с аксельбантами да побрякушками разнообразной блестящести; такой себе цену знает, норовит смолчать или дезинформировать, приходится и поплясать, и применить необходимую степень устрашения – запись допроса, как мустанг, то зависает на дыбах, то мчит без дороги, до онемения пальцев... Но уж зато, намучившись, организуешь в результате мощный кулак, устраиваешь стратегический прорыв, ломаешь линию фронта – и враг бежит, бежит, бежит!..

* * *

Вот, значит. Такая хлопотная жизнь...
Но затягивает, сука! Сегодня, видишь, вернулся с задания пустой – и все равно навалил кучу букв. Как наркоман какой.
Сейчас покурить, оправиться. Обедать, спать. Вечерний отдых перед новым ночным заданием...

А эту макулатуру пущай Вышестоящий Командир разбирает.