Арчи (archi_dotby) wrote,
Арчи
archi_dotby

Categories:

Из ненаписанного vol.10

Живи так, чтобы у тебя нечего было отобрать. И путь к этому – любовь
Борис Гребенщиков



Это было мильён лет назад.
Время чудес – Земля подхватывала твою ногу, куда бы ты ее неразборчиво ни ставил. Жизнь улыбалась, даже если ты корчил ей рожи...

* * *

В перерывах между студенческим счастливым бездельем мы шабашили на Архангельщине. Тоже счастливо – остались живы, не уронили здоровье, приобрели денег...

Удивительно устроена память:
жестокая борьба за существование против начальства и Природы;
сражение за материальные блага, которыми воспользуешься в будущем, а не сейчас, когда варишь тюрю из того что есть и водка по талонам;
недосып и пренебрежение техникой безопасности;
«Ласковый май» на танцах
– всё это воспринимается потом, как лучшее, что приключалось в жизни.
Так и существуем – надеждами и воспоминаньями, игнорируя текущий момент. Настоящее начинаем ценить, когда оно становится прошлым.
Ну и конечно, молодость – страшная сила. Это нихуя не метафора.

...И вот, значит, такое напряженное бытие – а с женщинами еще напряженней.
Есть на селе стайка малолеток, и дрожащих, и жаждущих потерять девственность. Среди них парочка уже потерявших – и желающих ощущения закрепить.
Есть застенчивая, и в то же время разбитная бригадирша чего-то там сельскохозяйственного. Всё бы ничего – внешность репродуктивная – но явилась как-то в клуб, а колготка на ноге поехавшая. На всю стройную икру затяжка – капец! Тут же, несмотря на божественное имя Диана, рухнула с Олимпа (или чо там у них в Риме) вожделения, стёрлась из мечты.
Есть неприступная студентка иняза на каникулах. Ну как неприступная... Приехала из местных карманных столиц и на первом же медленном танце высокомерно поведала, что у ней жених в Америке, а вы тут все лохи. Планировавшийся приступ был отменен по причине брезгливости.
Боюсь что-то упустить – а упустил, стало быть, не вспомнил, а значит, того не заслужила – на этом все.
К изложенному добавлю, что лету конец-преконец, зябкие дожди и купание в Северной Двине морально затруднено.

Обстановка, словом, суровая.
Не назвать ее свирепой позволяли богатырское здоровье, доверчивое отношение к мироустройству в целом и грезящиеся на горизонте символом правильности происходящего крупные денежные купюры.
(Жизнь – штука относительная: сейчас за эти три пункта отдал бы всё. Ну почти.)

Вот как-то серым вечером втаскиваемся в наше жилище после изнуряющих бетонных работ. Кастрюля тюри с томатной консервой...
– Кто на танцы? – бодрюсь, отскребая разъеденные цементом ногти.
– «...мать-мать-мать – по привычке ответило эхо...» – констатирую пессимизм, овладевший товарищами. – А я схожу, сигаретку выкурю...

Сразу за дверью ветер залепил мокрую пощечину и злорадно взвыл. Я споткнулся, в изумлении моргнул.
...Куда, дурашка? Зачем?! Тут, сзади – печка, партейка в деберц с Серегой, литровая кружка чаю под байки о жизни и других тайнах, сладкая постелька... А там, впереди –

Я тебя прошу, не повторяй
Ты же как заморский попугай
Напеваешь словно невзначай
«Ласковый май»...

– и никого, блядь, кому хотелось бы всучить свое пылающее либидо...

* * *

Она стояла на крыльце клуба под качающимся фонарем. Сорокаваттная (не больше) лампочка утопала в сгрудившейся вокруг тьме, и я разглядел лишь силуэт. Он был смутный, расфокусированный ветром, заштрихованный дождем – но вмиг воспалившееся сердце, миг назад необитаемые мои глаза тут же дорисовали хрупкую утонченность...
Или вру, может.
Я взошел на пустое клубное крыльцо, дернул дверь, заранее морщась в ожидании набившего оскомину прихрипывания басового динамика в колонке – а она упоенно танцевала в одиноком полумраке, запустив пальцы в распущенные волосы...
Теперь уже правды не узнать.
Да и не надо. Неважно это.

Важно, что всю следующую неделю – на которую она приехала в невеселое наше село навестить, кажется, бабушку – мы любили друг дружку.
Само, сука, забвенно...
Бросились, как на коньках с трамплина.

Квартирный вопрос не портил тогда российскую глубинку – у нас было отдельное от всех помещение с большой кроватью. Спали мы на ней мало. А днем я грыз бетон как зомби – такой же красноглазый и нечувствительный к невзгодам.
Прошлое и будущее шло лесом – оставалось только здесь и сейчас...

Недельный миг мелькнул – и она уехала.
При расставании сказала: «Я тебя никогда не забуду».
А я сказал: «Лучше забудь – и встреть своё счастье».
А она сказала: «Нет».
И уехала.

И кончилось лето.
И кончилась шабашка.
И кончилось потом студенчество, молодость, богатырское здоровье и даже доверчивое отношение к мироустройству. (Деньги вычеркиваем, как говорит наш бухгалтер.)
Всё кончается.
Кроме чистой девичьей памяти и честного девичьего слова.

* * *

Прошел мильён лет.
Я ее иногда вспоминал – особенно когда обидит, например, жена – хотя никаких обещаний на сей счет не давал.
Вспоминал... Потому что была в ней какая-то неизъяснимая чистота на фоне жестокой за что-то судьбы – жизни городской лимитчицы, выгнанной нуждой из деревни. И это незаслуженное сочетание (а если она чем и заслужила – знать не хочу!) вкупе с нерастраченным жаром...
Ух...
Я ее никогда не искал, чтобы не вспугнуть, не нарушить что-то – и в себе, и, главное, в ней. Не разменивал трагедию бытия на драмы быта.
Но и забыть не смог.
А она – и не собиралась.

Она нашла меня через мильён лет – когда завела себе профиль в соцсетях.
Как-то с утра завожу компьютер, а там: «Привет... Помнишь?..»

* * *

Эта история потому мной не написана, что я сволочь и лентяй.
А еще – в ней нет конца: слишком до сих пор много живого, бурлящего и взбрыкивающего порою по ночам чувства. Странный, не надоедающий коктейль из радости и щемящей тоски...

Штирлиц говорил: запоминается последнее слово.
А его нет.
И хорошо, правда?
(Если это не самообман.)
Tags: быт
Subscribe

  • Самый проклятый вопрос

    Если у вас есть сад и библиотека, у вас есть все, что вам нужно Марк Туллий Цицерон «To Varro, in Ad Familiares IX, 4» Каждое…

  • О везении

    Кому повезет, у того и петух снесет Глеб Жеглов Усаживаясь на балконе с карандашом и кружкой, накидываю лапсердачок, укоризненно глядя на…

  • О выборах

    Alea jacta est Gaius Iulius Caesar Скажите мне, граждане (а также лица без гражданства): как лучше – когда есть выбор? не легче ли…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments