Арчи (archi_dotby) wrote,
Арчи
archi_dotby

Визит в Москву

Будешь в Москве, остерегайся говорить о святом
Борис Гребенщиков



Москва – столица моей родины, Союза Советских Социалистических Республик.
Время безжалостно: родины нет. Осталась Родина. И город, в котором я кратко бываю раз-два в год.
Изменился он поразительно: теперь чужд и страшен. И я с не понятной самому ностальгией ищу следы той, «раньшей» Москвы, про которую Иван Васильевич говорил: «Лепота-то какая!», в старых открытках, фильмах и собственных куцых воспоминаниях.
Их, воспоминаний, мало. В последний раз длинно – с неделю – я гостил у московской тетки 30 лет назад. Только из армии откинулся, был, соответственно, не в себе, да еще лично в Лужниках с «Динамо» (Минск) проиграл хохлам финал Кубка СССР. Ох, и жуть... Потом наезжал на день-полтора, всегда в какой-то аутентично-московской спешке, и тратил оставшиеся крохи времени на булгаковщину: Садовая, триста два-бис да Патриаршие с Грибоедовым и последующим скорбным путем Ивана Бездомного в арбатские переулки...
И вот обломилась мне оказия. По классике: три дня на разграбление города.
Три беззаботных дня. Хватит, чтобы эту Москву разъяснить?

* * *

Прежде всего, должен признаться: притягивают меня кладбища. До странности. До патологии.
Лучше вам не знать, какой ад бушует под спудом черепной коробки! Особенно у известной, не говоря о великой, могилы. Сонм мыслей – разнонаправленных, взаимоисключающих, всех цветов и температур – вихрится в мозгу, образуя практически белый шум. Изредка на поверхности сознания булькнет что-нибудь различимое, и, как правило, это видимое, взятое по-отдельности, безумно. Например: «Здесь должен был бы лежать я!» Из осознанного же – мой внутренний взор пытается проникнуть сквозь толщу земли, представить себе, вообразить: вот, здесь, в двух метрах, лежит тот, чьи мысли и/или деяния будоражили поколения. Человек, создавший то, от чего я приходил в трепет. Тело, принявшее великую муку...
Ух!
В этот раз на Ваганьковском особенные ощущения вызвало во мне захоронение Галины Бениславской. Как известно, она кончила с собой на могиле Есенина. Тут и похоронена, в одном шаге.
Больше не знаю, чтоб закопали там, где застрелился...

* * *

Вынес из Третьяковки (подождите, не арестовывайте!):
Шишкин оказался внезапно нерезкий. Как и Васнецов.
Коровина надо смотреть издалека. Как и Серова.
Очень крут Левитан.
Неровен мой любимый Айвазовский.
Рублёв – страшен...
Впрочем, ценность имеет не краска, нанесенная на холст. И даже не имена.
Время. История. Жест. Новаторство. Страдания человеческие... Бэкграунд, словом.
Мы – как и во всём остальном в жизни – придаем искусству вес сами.

* * *

Но пора на улицу.

У Москвы есть запах.
Я сейчас без поэтических метафор. Как вода в разных местах имеет свой вкус, так здесь есть собственное амбре.
Есть такое растение – хрен. Он знает всё. Так вот, хрен знает, может, я фантазирую, но, кажется, душок этот одинаков на МКАД и у Кремля, весной и осенью, а про погоду и говорить не стоит – Природа тут серьезно больна и меняет личину по семь раз на дню.
Ну вот. Осталось запах написать.
Хм...
Я не химик – я просто фантазер. И поэтому сдается мне, что неизбывный автомобильный перегар, смешанный с эманациями людской суеты...
Ну ладно-ладно. Не буду в собственном бессилии опускаться до поэтических, мать их, метафор...
Есть запах, короче. Будете – принюхайтесь.

Москвич – животное стадное.
Что я имею в виду?
Вот идешь ты по улице в Минске. Или в Дрездене. Да хоть по Нью-Васюкам. Впереди в попутном направлении движется тело. Ты его или обгоняешь, или отстаешь. Равно и сзади. Тебя обойдут – или потеряются.
Иду по Москве. Сзади кто-то пристраивается – и чешет в моем ритме, в трех метрах за спиной. Ускоряюсь – и там! Торможу – и оно... Настораживаюсь как Штирлиц, останавливаюсь – протопало мимо.
Ф-фу...
И так – раз за разом.
Неприятные какие люди...
Но это, думаю, не со зла – условный рефлекс, выработанный привычкой движения в толпе. Тут и машины в трафике, как прущие на нерест рыбы, движутся синхронно.
Город – единство непохожих, сказал вроде бы Аристотель. Еще поколение-другое КОРЕННЫХ – и рефлекс условный, глядишь, выродится в безусловный...

Но не всё плохо.
Вот московское метро было самым читающим (возможно, в мире). Сейчас оно – массово тупящее в гаджеты. Об этом не стоило упоминать, если бы не встречались регулярно (я подчеркнул, заметили?) бумажные книги и газеты.
Значит, есть надежда!

Хуже другое.
Из больших городов исчезают ноги.
Голые женские ноги.
Юбки и платья всё больше выселяются на задворки, по деревням, где жизнь не так исковеркана, а оставшиеся узурпируются старухами.
Кругом штаны...

* * *

Побывал на смотровой площадке самого высокого небоскр’ёба «Москва-Сити». За тыщу рублей, между прочим!
И вот, с трехсот (или сколько там?) метров, с девяноста почти этажей Москва как-то не показалась. Хаотичное, покромсанное вкривь-вкось дорогами, распоротое рекой скопление лишенных величественности зданий-коробочек вперемежку с растительными пятнами – будто трещины-проплешины в мелкоузорчатом ковре.
Прав был Азазелло, утверждая, что Рим нравится больше...

Кстати, рискуя быть многословным, все же замечу вскользь: новинка московского транспорта – МЦК – тоже не понравилась. Да, супер-вагоны – плавность, удобство, бесшумность – но в окнах одни заборы! Пути проложены по каким-то выселкам, блин...
Впрочем, это раздражение чисто туристское. Аборигенам лишь бы быстро...

Зато на Арбате пацаны под гитару с контрабасом лабают «Перемен» – и никто их не арестовывает!
Привет, Беларусь.

* * *

Теперь о главном.
Я сделал ЭТО – стырил из любимых «Жигулей» фирменный пивной бокал.
На этой жизнеутверждающей ноте будем считать, что Москву я на этот раз – разъяснил.

А серьезно...
Главное, что привожу оттуда каждый раз – сильнейший импульс РАБОТАТЬ.
Писать.
Здесь дух победителей – в центре города, по крайней мере. Люди страдали, это чувствуется в каждом камне – но они побеждали. Теперь лежат на местных кладбищах, которые я так люблю. И поэтому здесь чувствуется их дух – тех, кто сделал этот мир.

Может быть – это и есть тот самый чудящийся мне запах?
Tags: Гребенщиков, Динамо, быт
Subscribe

  • Вопрос знатокам

    Ни с кем не согласны мы, а своего устава у нас нету Максим Горький «В ущелье» Я вот не алкоголик – это точно. Даже и не…

  • Белочка в колесе

    После краткой свободы возвращение в темницу еще тяжелее Марк Твен «Приключения Тома Сойера» Вот ты выпил. Хорошенько –…

  • Жызнь-спорт

    Жизнь отдана без остатка, и хочется узнать, в хорошие ли руки она попала Илья Ильф, Евгений Петров «Чаша веселья» Воскресным…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Вопрос знатокам

    Ни с кем не согласны мы, а своего устава у нас нету Максим Горький «В ущелье» Я вот не алкоголик – это точно. Даже и не…

  • Белочка в колесе

    После краткой свободы возвращение в темницу еще тяжелее Марк Твен «Приключения Тома Сойера» Вот ты выпил. Хорошенько –…

  • Жызнь-спорт

    Жизнь отдана без остатка, и хочется узнать, в хорошие ли руки она попала Илья Ильф, Евгений Петров «Чаша веселья» Воскресным…