Арчи (archi_dotby) wrote,
Арчи
archi_dotby

икея (конец)



Осенняя ночь овладевала и подпускала чернил в элегическое настроение Инакенция с Зинаидой. Дождь смывал желания. Брызгались из-под колес лужи, сигналило и слепило. Идти к икее не понравилось.

Но вот и они – сияющие врата в Мир.
Лакейски разъехались створки. Кондиционированный воздух дохнул и огладил лицо, освежил чувства – как секундант с полотенцем в углу ринга приводит в себя бойца. Свет обогрел. Цвета обволокли. Разрозненные звуки – будто кот гулял по пианино – взбодрили. Внимательные обслуживающие глаза набросились и обещали…
Профессиональная улыбка девушки в униформе заставила вспомнить видеокассету – ту, в щёлке за книжками…

Инакенций расширил ноздри и – почему-то – почуял у основания шеи сладкое жжение, напоминающее ощущения в преферансе, когда ты выиграл торговлю за прикуп и ме-едленно открываешь карту…
Он даже остановился озадаченно.
А что касается Зинаиды, так я вообще говорить ничего не буду. Прицелившись бровями, она бросилась вперед.
Инакенций едва успел выхватить из стойки икейный путеводитель и рванул следом.

А зря я, наверное, решил про Зинаиду не говорить. Никак нам без этого не обойтись.

Лицо Зинаиды горело. В душе с грохотом сталкивались, кроша друг друга, айсберги.
Во-первых, икея.
Это же как же! Я в икее! Земной рай. Сбылось… Вот всё, что только можно себе вообразить. И к тому еще то, чего нельзя и представить. В одном месте. И пощупать можно. И даже полежать… И всё хочется! Потому что вот умеют же, сволочи, а?! Да я бы здесь жить осталась!!.
А во-вторых, муж.
Он такой молодец. Не любит это всё, а терпеливый. И вообще – маму вот придумал сбагрить. И осуществил! А теперь ему опять за руль, до утра. Надо поэтому быстро, четко, по плану… Ну вот что он там застрял!
Зинаида в раздражении развернулась.

Инакенций стоял у деревянного стеллажа, ощупывая его, как слепой.
Вот что мне на балкон надо! Где тут размеры… Да! Ёлы – именно так и должно быть в углу за подоконником. Ну-ка, ширина полок… Точно! Сюда ящик с инструментом как раз встанет, здесь автоприбамбасы, и еще сверху для банок-склянок место… А крепеж? Ага! Навесы, и еще под саморезы…
– Что ты тут забыл? – Зинаида подошла караульным шагом и дернула за рукав. – Нам в кухонный зал!
Инакенций открыл рот и… шарахнулся куда-то влево.
Столик! Откидной стол – туда же, на балкон, между стеллажом и креслом. Крепится к стене… Вот как раз напротив подоконника. 60? Нормально! И в одном стиле всё. Сидишь в кресле, локоть на подлокотнике, здесь бокал и пепельница…
– Прикинь! – он поднял голову и осекся.
Зинаиды не было.
«Вот же…» – чертыхнулся Инакенций и посмотрел в икееводитель. – «Где там эти кухни?..»

Зинаида стояла перед бескрайней полкой с рюмками. Клондайктической. Челюсть безвольно отвалилась, палец замер в носу.
Инакенций неспешно обошел весь зал, рассмотрел в подробностях открывалки для банок и, в особенности, бутылок, изучил ассортимент пивных бокалов…
Торопиться не надо. Эти пробки проклятые когда еще рассосутся…
– Констанция, куда вы всё время исчезаете? – зевнул он и остановился рядом с женой.

Зинаида судорожно вздохнула, вынула из ноздри палец и потянула с полки коробку.
– Так. Эти! На. Держи! – и ринулась прочь.
Инакенций хмыкнул и отправился следом.

За углом открылось царство светильников.
В глазах заломило.
– Стой! – крикнул Инакенций, испугавшись. – Мне лампа на балкон нужна! – и двинулся вдоль переливающейся стены шагом сапера.

Зинаида зависла в прыжке.
Нащупала землю.
Медленно выпустила воздух.
Двинулась наперерез Инакенцию.

– Какая еще лампа? – спросила неприятным голосом. В глазах бултыхнулось удивление. – Ты не заболел часом? Или переутомился?
– Светильник… На балкон… – Инакенций замер, пораженный в самое сердце хромо-стеклянным изяществом на ломаной ножке.
Он поднял руку, провел пальцем по тонкому абрису абажура. Глаза замаслились.
– Йогурт… – протянул с глупой ухмылкой.
– Что ты мне нервы треплешь? – прошипела Зинаида. Удивление утонуло, в очах разгоралось ярче всех лампочек в икее. – А ну, пошли отсюда!
Взмахнула челкой и добавила неожиданно жалобно:
– У меня и так сердце болит…

* * *

Пробки рассосались – ну, насколько это вообще возможно в столице. Улицы улеглись меж домами. Унялся даже мелкий осенний дождь. Инакенций удобно откинулся в кресле, палец барабанил по рулю в такт хорошей дешевой песенке из радиоприемника, уголок рта поигрывал как-то сам собой.
Набитый под завязку багажник томно поскрипывал. Серьезно пришлось попыхтеть, чтобы впихнуть туда стеллаж, стол, светильник с запасными лампочками, а еще набор пивных бокалов и – не день, сплошная удача! – купальный халат дивного оттенка.
А на пассажирском сиденье горестно скрючилась Зинаида, обняв пакет с простыней (серых не было) и ликерными рюмками.
Жизнь утекала сквозь пальцы. Когда хочешь получить весь Мир – не можешь выбрать и остановиться вообще ни на чем! Рюмки не те взяла. Еще надо было доску разделочную с бортиком и желобками. И коврик тот плетеный. И постилку в ванную. И еще…
Ай! Ну как не сообразила… Почему?!
Вот же глупость моя бабская…

А вдобавок…
Нет, в это невозможно поверить вообще!

Когда отъехали от столицы на расстояние, исключающее даже мысль о возвращении, Зинаида поняла, что чеснокодавилку-то – так и не купили…
Tags: литература
Subscribe

  • Белочка в колесе

    После краткой свободы возвращение в темницу еще тяжелее Марк Твен «Приключения Тома Сойера» Вот ты выпил. Хорошенько –…

  • Жызнь-спорт

    Жизнь отдана без остатка, и хочется узнать, в хорошие ли руки она попала Илья Ильф, Евгений Петров «Чаша веселья» Воскресным…

  • Про Ночь

    Земные блага надо обращать в дым, такая и только такая жертва угодна Господу Густав Майринк «Ангел западного окна» Нонче полночи…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments