О времени и о себе vol.2

Мы всё поем о себе – о чем же нам петь еще?
Борис Гребенщиков



Кто-то сошел с ума – я или мир. Или всё, как всегда, в порядке вещей?
В общем, назрел некий самоаналитический текст. Летит время, гремят события – и где-то во всем этом я. А «откуда я знаю, о чем думаю, если не вижу этого на бумаге».
Пора разобраться в себе.

* * *

ДИСПОЗИЦИЯ

1. Гражданин Лукашенко А.Г., занимая должность Президента Республики Беларусь, в августе 2020 года проиграл очередные выборы.
2. Недовольные вопиющим обманом жители города Минска (и, говорят, других городов-весей, но я не видел) вышли на улицы-площади выразить свои чувства.
3. Демонстрации были разогнаны военизированными формированиями силовых министерств; жителей продолжили преследовать во дворах и собственных жилищах и репрессировать.
4. Центризбирком объявил победу Лукашенко; инаугурация его на очередной президентский срок прошла в закрытом формате: в необъявленное время, в закрытом от публики месте, в узком кругу специально приглашенных лиц, с отцензурированным освещением в государственных СМИ постфактум.
5. Зачистка несогласных (и попавшихся под руку) граждан силовиками продолжилась в широком масштабе, несмотря на ослабление и измельчание выражений несогласия.
6. Время, работающее на власть, усилия обиженных, перемалываемые государственной машиной, отсутствие политического субъекта «протеста» и консолидации гражданского общества (равно как и самого гражданского общества), а также наступившие холода погасили практическую деятельность населения, загнав ее в виртуальное пространство интернета и реальное подполье.
7. Лукашенко утратил легитимность – т.е. признание народом его права командовать – но сохранил власть.

ПОЗИЦИЯ, или Где же во всем этом я?
Collapse )

Вирш на понедельник vol.251



Ребе Ицхак Штайнмахер сказал:
«Встречаясь с приятелем ежедневно,
ты можешь говорить с ним в течение часа
о чрезвычайно важных
делах минувшего дня.

После годичной разлуки
с удивлением понимаешь,
что прошедшее время
уместилось в пустяшную
получасовую беседу.

Встретившись с другом
через десяток лет,
ты спрессовываешь события
в две-три случайных фразы,
которые твой собеседник
забудет через минуту.
Вернувшись домой, вероятно,
друг расскажет жене о встрече
и на ее вопрос, о ком идет речь,
пробурчит: «Ты его не знаешь»
или просто махнет рукой.
Жена не расслышит слов
и не заметит жеста.

Какой же ответ ты дашь
Единому Благословенному,
когда завершится жизнь?
Истинно, этим ответом
будет молчание».

Его друг, Арон бен Ривен,
ответил:
«Молчание за молчание –
справедливая плата».

Борис Херсонский

Цитатка на викэнд vol.253



У нас лягушек очень много в прудах, так ка́к эти лягушки раскричатся вечером, то говорят, что это они баб передразнивают: одна кричит: «Где спала! где спала!» – а другая отвечает: «Сама какова! сама какова!» Впрочем, это так говорят, а уж на самом деле баба бабу не выдает: всё шито да крыто

Николай Лесков
«Житие одной бабы»

Панацея

Ты выбираешь, дать миру еще один шанс, или нет. Это твой мир
Виктор Пелевин
«Непобедимое солнце»



Я заварил чаю с малиновым вареньем, закурил и сижу на балконе.
С ненавистью.

Надо признаться себе: что-то не так.
Приступы дурного настроения в моей жизни бывали. Случалось, накрывало ощущение горя, и даже беды. Погружался временами в безнадегу…
Но наутро вставал я, сколько себя помню, с надеждой. С философическим презрением к тяготам и лишениям жизни – это уж во всяком случае.
А сейчас…

Просыпаюсь – и с отчаяньем гляжу в потолок. Я натурально пла́чу без слез.
Всё неправильно. Никто не нужен. Ничего не хочется…

Как же это? Откуда взялась печаль? Где отыскать потерявшуюся радость – но, главное, из какого источника черпать для этого силы?..

* * *

Я сижу на балконе. Курю, глотаю чай с малиновым вареньем. И – переплавляю ненависть в ровные карандашные строки.
Они ложатся на бумагу, вытягиваясь из неведомых глубин. Они – бессмысленные сами по себе – будто подсвечивают мою тьму, упорядочивают смятение души, примиряют с временем…
Они – не понятные постороннему – и есть смысл.
Я впитываю их загадочную энергетику, улыбаюсь, встаю – и чувствую: светло, хотя бы на миг.
Collapse )

Планы на жизнь

Лучше свой долг, бесталанно исполненный, чем чужой, соблюденный превосходно
Бхагавад Гита



Я сегодня сел за свой письменный стол без плана.

Точнее…
Если быть честным, ведь иначе нету смысла…

Я сегодня сел за свой письменный стол с планом написать:
«Я сегодня сел за свой письменный стол без плана».

Ну вот.
Написал.

Collapse )

Вирш на понедельник vol.250



Я крал, убивал, я желал дочерей и жён ближних своих,
Прелюбодействовал, Бога ругал, гордыни во мне на троих,
Кумиров творил и громил алтари, нищим не подавал,
Был жаден и подл, бесчестен и зол, чревоугодие знал,
Не десять заповедей, а сто нарушены мною давно,
Блудницы мне жёнами были порой, а водою – вино,
Храмом мне был менялы лоток, воздухом был мне смрад,
Мною забыт родительский дом, выгнан из сердца брат.
Лишь только однажды прервался мой с жизнью неравный бой –
Когда вдруг очнувшись от страшных снов, встретился я с тобой.
Так в Индию плывший шальной Колумб Кубы не ожидал…
Судьба топор подложила под румб, я тебя увидал.
Внезапно увидел средь глаз глаза, тонкую руку твою,
И понял, что в эту минуту я новое зелье пью,
Я понял, что можно желать одну и можно иметь свой дом,
Что можно как все отходить ко сну, а не забываться сном,
Что я смогу построить ковчег как ветхозаветный Ной,
Где тварей – по паре, и мне, как и всем, тоже хватит одной.
Но я измениться разом не смог, ты испугалась меня,
И я, под собой не чувствуя ног, ушёл от тебя и огня,
И, выйдя на холод летней жары, я брёл под солнцем в ночи,
И кто-то во мне говорил: «умри», а кто-то кричал: «молчи!»,
И кто-то привычно тащил меня вниз маленькой скользкой рукой,
Но странная сила манила ввысь рукою тонкой, другой.
И голос твой прокричал: «Вернись! Туда, где меня любил!»
Вернусь. Не скоро. Мне надо забыть, каким я до встречи был.
Мне надо себя до конца понять, чтобы тебя обнять,
Старых долгов двадцать пять отдать, новых штук пять занять,
Закончить на скорость жизненный бег и привыкнуть к ходьбе,
Чтобы, как тихий утренний снег, тихо прийти к тебе.

Orlusha
«Объяснительная записка»

Цитатка на викэнд vol.252



Женщины думают о ногах своих, и, вероятно, многие из них сожалеют о том, что природа создала их только двуногими. На четыре ноги можно бы натянуть две пары прелестных чулок

Максим Горький
«День в центре культуры»

Главный вопрос

Мои желанья – только покой; моё наслажденье – отсутствие печали
Камо-но Тёмэй
«Записки из кельи»



Сказано: степень неприятности, способной выбить нас из колеи, является точной меркой счастливости нашей жизни. То есть, чем ниже – тем выше. И наоборот.
В больших числах сие, безусловно, правда. Ну а заморочки отдельных индивидов только раскрашивают картинку…

Вот я например. Одинаково выхожу из себя, если барахлит замок багажника, неожиданно необъяснимо проигрывает «Ливерпуль» и в стране правовой беспредел. Чья-то смерть или дождь за окном одинаково нарушают тайное движение фишек в моей душе.

Вывод?

Внешний мир – строительный материал, топливо и продуктовый набор для мира внутреннего. Все компоненты нужны…
Collapse )

На галерах

Думай о смысле, а слова придут сами!
Льюис Кэрролл
«Приключения Алисы в Стране чудес»



Открытие, озарение, даже интуиция – это работа.

Брильянты формул, изобретений, обобщений – выводов – зарыты.
Это может быть мягкий песочек или скальная порода – в зависимости от того, насколько глубоко копаешь.
Но копать приходится – по-любому.

И вот ты роешь свой тоннель – во тьме, без руля как грицца и ветрил: общаешься с людьми и женщинами, читаешь книги и интернеты, смотришь кино и сериалы… Живешь, одним словом.
Ты пропускаешь сквозь себя жизненный грунт – как кит процеживает море, намывая планктон; подобно куску мяса, становящемуся говнецом после того как отдал желудку энергию…

И порой – изредка – натыкаешься.
Спотыкаешься.
Замираешь даже.
Потому что вдруг понимаешь о жизни что-то, чего до этого не понимал.
Collapse )

Вирш на понедельник vol.249



Пока не требует поэта
К священной жертве Аполлон,
В заботах суетного света
Он малодушно погружен;
Молчит его святая лира;
Душа вкушает хладный сон,
И меж детей ничтожных мира,
Быть может, всех ничтожней он…

Александр Пушкин
«Поэт»